Казачья Община «СОБОЛЬ»

Наталья Киселева

Финансируемое на деньги МИДа окраины Гесперии под названием Финляндия сборище негодяев из организации «Крымский политический диалог» переписывает историю Тавриды в угоду печенегам-потомственным работорговцам, пока не утопленным в говне.

Это настолько возмутило известного таврического общественного деятеля, историка и доцента ТНУ имени Вернадского Наталью Киселеву, что она посчитала нужным дать этим негодяям ответ.

Очередные фальшивки об истории от «историков» или Как Крымский политический диалог превратили в монолог

Пусть простят меня историки, не занимающиеся фальсификацией истории, за такой заголовок. Речь здесь пойдёт не о них, а об участниках Крымского политического диалога (КПД), финансируемого Министерством иностранных дел Финляндии, которые собираются переписать историю Крыма. Новый проект КПД называется «Диалог историков». В рамках этого диалога, как сообщил информагентству Reeana Андрей Иванец, планируется написание академического спецкурса по крымской истории, а также выработка «некоего программного документа, обозначающего этические и научные рамки для профессионалов, занимающихся крымской историей».

РАМОЧНАЯ ИСТОРИЯ
Вообще-то единственными рамками для специалистов в любой области науки, в том числе и в истории, могут быть только методы исследования, профессионализм и в данном случае – историческая истина. Только вот истиной в этом диалоге пока что не пахнет. Да и диалог больше похож на монолог сторонников одной точки зрения.
Так, например, единственными представителями СМИ, приглашёнными на проведённую КаПэДистами конференцию, оказались журналисты крымско-татарского телеканала АТР. В его новостном сюжете об этом событии говорится, что участники обсуждали вопрос геноцида крымских татар во время депортации, а в ближайшем будущем намерены обсудить спорные вопросы в истории Крыма в период Великой Отечественной войны и аннексии полуострова Россией.
Вот вам и весь диалог, который сведётся, судя по всему, к отрицанию массового коллаборационизма со стороны крымских татар во время оккупации полуострова нацистами, а вот геноцид во время депортации был. Согласитесь, что в таком ракурсе диалог превращается в монолог, в котором «научными рамками» выступает диктат одной точки зрения, причём не имеющей отношения к реальной истории.
Накануне конференции, на которую сторонники «диалога историков» почему-то не пригласили журналистов, её инициаторы выступали на одном из крымских телеканалов. Спросите, каком? Ну, конечно же на избранном для приглашения на конференцию крымско-татарском АТР. Об этой программе можно было бы и не писать, если бы её участники не показали своё ИСТОРИЧЕСКОЕ НЕВЕЖЕСТВО во всей красе. Напомним, что именно они и собираются загонять настоящих историков в «этические и научные рамки».
Соблюдая эти самые «этические рамки», мы не будем называть фамилии гостей программы Лили Буджуровой, а только опровергнем с фактами в руках прозвучавшие из их уст утверждения, не соответствующие действительности и свидетельствующие либо о невежестве таких «историков», либо о сознательной лжи.

ЗАПРЕТ НА ИСТОРИЮ, КОТОРОГО НЕ БЫЛО
Итак, список исторической лжи, которой потчевали телезрителей участники «Диалога историков»:
— в советский период после выселение крымских татар на крымскотатарскую историю было наложено табу;
— крымских татар не упоминали в числе народов СССР;
— крымско-татарские имена находились под запретом;
— крымских татар не принимали в высшие учебные заведения.
Начнём с крымско-татарской истории, на которую якобы было наложено табу. Не знаю, где учили этих «специалистов», и какие книги они читали, но при желании они могли бы зайти в любую библиотеку и ознакомиться с библиографическими указателями, чтобы убедиться в том, что запрет крымско-татарскую историю и упоминание крымских татар в советское время существует только в их воспалённом невежеством мозгу.
Мне, например, не надо было проводить специальных глубоких исследований, а достаточно было посмотреть свою домашнюю библиотеку, чтобы собрать факты, опровергающие это невежественное и ложное заявление.
Приведу только малую толику из таких фактов:
— В академическом издании «Советская историческая энциклопедия» (1965 г.) на страницах 208–209 статья о Крымском ханстве.
— Разделы, посвященные Крымскому ханству, есть и в книгах известного советского археолога, доктора исторических наук Анатолия Якобсона: «Средневековый Крым» (издание 1964 года) и «Крым в средние века» (издание 1973 года).
— В популярной монографии «Солхат и Сурбхач», изданной в 1978 году, её авторы Олег Домбровский и Валерий Сидоренко две главы посвятили истории Крыма, связанной с татарами. Это глава «Обширный и многолюдный» и «От Узбека до Тохтамыша».
И таких примеров в исторической литературе масса. И не только в исторической.
Так, например, в «Краткой литературной энциклопедии», изданной в 1972 году, в томе №7 есть две статьи, одна из которых посвящена «татарско-крымскому языку», а вторая – «татарско-крымской литературе», в которой перечислены ряд имён писателей и поэтов, а также говорится, что «в Ташкенте работает секция писателей татарско-крымской литературы, издается газета «Ленин байрагьы» («Ленинское знамя»)».

ТАБУ НА КОЛЛАБОРАЦИОНИЗМ
Развенчивая ложь о каких-то табу, нельзя не упомянуть книгу «Звезды немеркнущей славы. Очерки о крымчанах – Героях Советского Союза», изданную в Симферополе в 1984 году. Пять очерков в этом сборнике посвящены крымским татарам:
Амет-Хан Султану («Меч Амет-Хана», стр. 14–19),
Абдуль Тейфуку («Отвлекающий манер», стр. 20–24),
Узеиру Абдурамановичу Абдураманову («Всё и даже больше», стр. 25–29),
Абдраиму Измайловичу Решидову («Бомбардировщик вступает в бой», стр. 208–210),
Сейтнафе Сейтвелиеву («За строкой наградного листа», стр. 225–229).
В этом издании нет очерков, посвящённых ещё двум Героям Советского Союза из числа крымских татар – Сеит-Ибраиму Мусаеву и Анатолию Абиловичу Абилову, но ведь и крымчане других национальностей, удостоившиеся геройского звания за свои боевые подвиги, также не все представлены в данном сборнике.
Не вся правда, но без табу на упоминание крымских татар, публиковалась и в партизанских мемуарах. Также не будем приводить все, но назовём самые известные:
Г. Северский «Поединок с “черной тенью”», Симферополь, издательство «Таврия», 1990 г.
В.И. Черный «Долгом призванные: Документальная повесть», Симферополь, издательство «Таврия», 1985 г.
М.А. Македонский «Пламя над Крымом. Воспоминания командира Южного соединения партизанских отрядов Крыма», Симферополь, издательство «Крым», 1969 г.
Ф.И. Федоренко «Годы партизанские, 1941–1944», Симферополь, издательство «Таврия», 1990 г.
Иван Генов «Дневник партизана», Симферополь, Крымиздат, 1963 г.
Илья Вергасов «В горах Таврии», Киев, издательство «Днипро», 1969 г.
Н.Д. Луговой «Побратимы», Киев, «Политиздат Украины», 1974 г.
А вот какое табу, связанное с крымскими татарами, существовало в советское время, так это запрет на официальное упоминание массового коллаборационизма. И с этой чёрной страницей истории и её реальными масштабами мы познакомились гораздо позже, благодаря трудам известного в мире специалиста в данном вопросе, доктора исторических наук Олега Романько и работам других специалистов, не участвующих в «диалогах» однобокого взгляда на историю, а просто занимающихся кропотливыми историческими исследованиями, например, Сергея Чуева, Александра Ефимова и др.

ЧТО В ИМЕНИ ТЕБЕ МОЕМ? ТЫ ОЦЕНИ ВРАНЬЯ ОБЪЕМ!
А теперь перейдём к вымыслу о запрете на крымско-татарские имена и вообще на упоминание такой этнической группы как крымские татары в советский послевоенный период.
Я уверена, что у каждого из читателей «Крымского времени» есть знакомые из числа крымских татар. Скажите, пожалуйста, какие у них имена? Правильно, крымско-татарские. О каком запрете тогда говорили эти, с вашего позволения, «историки»?
Открываем список незаконного меджлиса, читаем имена, родившихся в СССР: Рефат, Ремзи, Ахтем, Эмирали, Эмине, Сафуре, Синавер, Нариман, Шевкет, Февзи и т.п. Какие это имена?
Ладно, предположим, что утверждавший эту глупость имел в виду какой-то негласный запрет, который крымско-татарским родителям приходилось преодолевать (и что интересно, всегда успешно!) Но как тогда уместить в этот секретный «запрет» совершенно не секретное издание «Справочника личных имён народов РСФСР», издававшегося неоднократно? Вот опять же доказательство из домашней библиотеки. «Справочник личных имён народов РСФСР», Москва, 1983 год, 3-е издание. В разделе «Имена алтайских языков» есть подраздел «Имена тюркских народов», в котором татарским и крымско-татарским именами посвящены страницы с 185-й по 196-ю.
Рассмотрим ещё один «запрет», в существовании которого уверяли телезрителей участники «Диалога историков», – табу на упоминание крымских татар среди народов СССР.
Снова достаю с одной из полок домашней библиотеки энциклопедическое издание «Народы мира. Историко-этнографический справочник». Открываю страницы 434– 435, читаю статью «Крымские татары».
И ещё один мифический запрет – на получение высшего образования. Как же при существовании такого запрета удалось Рефату Чубарову окончить в середине 70-х школу в Крыму, а потом престижный Московский государственный историко-архивный институт? Да и среди членов того же меджлиса нет недостатка в тех, кто получил вузовские «корочки» в СССР.
Так о каких там запретах говорили так называемые историки? И может быть им, прежде чем вырабатывать «программные документы, обозначающие этические и научные рамки для профессионалов, занимающихся крымской историей», заняться ликвидацией собственной безграмотности?
А то такие безапелляционные утверждения участников «Диалога историков», прозвучавшие на телевидении, похожи на диалог из фильма «ДМБ»:
— Видишь суслика?
— Нет.
— И я не вижу. А он есть!
Только здесь получается «суслик наоборот». Его (табу) такие вот «историки» видят, но его на самом деле нет!

Читателям напоминаем, что печенеги были родителями достаточно большого количества этносов таких как: гагаузы – православные печенеги, ногайцы – часть печенегов, взявшая имя хана Ногая, кумыки – печенеги, заселявшие прикаспийские земли, каракалпаки – печенеги, заселяющие приаралье, самая пассионарная часть печенегов, принявшая имя хана Узбека и, являющаяся нынче правящей элитой Пакистана, Узбекистана и частично Афганистана. Только лишь та часть печенегов, которая избрала своим способом хозяйствования промышленную работорговлю, утратила какие бы-то ни было названия и называет себя «татары Крыма», хотя не имеют никакого отношения ни к татарам, ни к Тавриде.

Отметим, печенеги жили отгонным скотоводством столетия до того, как печенеги-промышленные работорговцы, пока не утопленные в говне, на 450 лет не сделали основой своей хозяйственной деятельности промышленную работорговлю.

Попытки фальсификации истории, которые сейчас предпринимают враги земель Русских, что финские чебуреки, что печенежские, вызывают лишь отвращение.

Корреспондент: inforiuss
18 Комментариев

Нет комментарниев, вы будите первым :)

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрированы чтобы оставить комментарий.

Valid XHTML 1.0 Transitional Яндекс.Метрика
Украина онлайн