Казачья Община «СОБОЛЬ»

Сербский вопрос

Для Украины т.н. сербский вопрос не является первоочередным в силу геополитической слабости украинского государства. Если Россия, Евросоюз, Соединённые Штаты, Турция рассматривают Балканы как важное звено своей внешней политики, то Украина, обладая гораздо меньшим международным статусом, ограничивается лишь скромными отношениями с Сербией экономического характера.

Ретроспектива

Во время косовского кризиса Киев также придерживался пассивной позиции, не вступая в полемику с западными лидерами по поводу будущего статуса Косово. Эта пассивность обусловлена геополитическим выбором Киева, придерживающегося неизменного курса на построение отдельного украинского государства.

Чтобы такое государство состоялось, оно нуждается в дипломатической поддержке ведущих мировых держав, заинтересованных в отрыве Украины (Малороссии) от остальной России – Соединённых Штатов, Турции, Германии, Великобритании.

Де-юре независимая Украина облегчала Вашингтону и Лондону установление контроля над евразийским пространством, выполняя барьерные функции, роль буфера между Россией и Европой.

Германии снижение российского влияния в Европе позволяло усилить там своё присутствие. Геополитическим призом Турции при отделении Украины от России стал Крымский полуостров. Анкара, стремясь к региональному лидерству в Черноморском регионе, и опираясь на крымских татар, как своих давних исторических союзников, предпочитала видеть Крым украинским, а не российским.

Таким образом, интересы США, Турции, Великобритании и Германии, как гарантов украинской независимости, на Балканах совпадали. Следовательно, пассивная позиция Киева по сербскому вопросу была заранее предсказуема.

Идеологические нюансы

Следует отметить идеологическую и геополитическую схожесть между фактом провозглашения независимости Хорватии и независимости Украины. Это произошло с интервалом в два месяца: дата провозглашения хорватской независимости – 25 июня 1991 г., украинской – 24 августа 1991 г. Хорватская независимость подрывала геополитическую стабильность православной Сербии, украинская независимость – православной России. На евразийском пространстве Украина выполняет ту же роль, которую на Балканах выполняет Хорватия – обе являются плацдармом западного политического виляния.

Симптоматично, что в независимой Хорватии пантеон национальных героев состоит, в том числе, из бывших союзников нацистской Германии – усташей (Usta?a – Hrvatski revolucionarni pokret). На Украине пантеон национальных героев также пестрит представителями ОУН-УПА (Организация украинских националистов – Украинская повстанческая армия) – праворадикального военизированного формирования-союзника нацистов в годы Великой Отечественной войны (1941-1945).

Самый большой процент сторонников украинской независимости – в западных областях страны. Эти же области демонстрируют неуклонную тенденцию к возвеличиванию деяний украинской дивизий СС «Галичина» и ОУН-УПА. За основу и образец украинского патриотизма взят как раз его западно-украинский вариант, поскольку этот регион, находясь не одно столетие под властью Польши, утратил своё русское самосознание, и из Западной Руси превратился в Западную Украину. Западно-украинские регионы традиционно голосуют против сближения с Россией и за интеграцию Украины в европейские структуры, в т.ч., в НАТО.

Для Киева поддержка Сербии во время распада Югославии означала бы осуждение сепаратистских движений, в том числе, хорватского, что было невозможно, так как украинский сепаратизм был оборотной стороной украинского суверенитета. Поддержка Сербии означала бы также осуждение её идеологических противников, включая Хорватию, например, за реанимацию культа усташеского движения, на что Киев не мог пойти из-за прямых ассоциаций между движением хорватских усташей и движением ОУН-УПА.

Кроме того, в 1990-х украинские власти в своих политико-экономических играх против России искали поддержки у Запада, и априори не могли выступить против своих западных покровителей, поддержав Белград.

Позиция Киева во время косовского кризиса

Тем не менее, во время косовского кризиса Украина не подержала албанцев, несмотря на поддержку последних Западом. Это произошло в силу особой природы территориального генезиса украинского государства, которое за время пребывания в составе Российской Империи и Советского Союза увеличила свою территорию в пять раз. В состав современной Украины в разное время вошли: часть бывшей Новороссийской губернии, западно-украинские земли, Бессарабия, Буковина, Донбасс, Крым. С обретением суверенитета Киев принялся украинизировать территории, никогда не знавшие украинского языка (Донбасс, Крым), чем спровоцировал волну ирредентистских настроений, неприятия у местных жителей идеи украинской независимости и их крен в сторону России, в составе которой они ранее находились. Киев опасался, что факт одностороннего провозглашения независимости Косово может быть обыгран пророссийскими организациями в Крыму и на Донбассе.

Характерна позиция украинских праворадикальных организаций, в том числе наиболее известной из них – УНА-УНСО (Украинская народная ассамблея – Украинская национальная самооборона). Её адепты не могли решить, поддерживать ли Сербию в её борьбе за Косово: небольшая их часть призывала помочь Белграду, но большинство отказывали сербам в помощи из-за тесной дружбы Белграда и Москвы.

Современное состояние украино-сербских отношений

На современном этапе межгосударственные отношения Украины и Сербии ограничиваются культурно-экономическими связями. Сербия представляет для Украины не идеологический и не стратегический, а экономический интерес.

Напомню, что 23 апреля 2013 г. Белграде состоялось пятое заседание Межправительственной украинско-сербской комиссии по вопросам торгово-экономического и научно-технического сотрудничества.

В интересах Киева – найти свою нишу на европейском рынке, в интересах Белграда – проложить дорогу сербским товарам на украинский рынок, и здесь диалог выгоден обеим державам.

Культурное присутствие Сербии на Украине практически не ощущается, ограничиваясь периодическими визитами сербских фольклорных коллективов и общественных групп в места, где ранее проживали сербские переселенцы (Новая Сербия, Славяносербия). В отличие от болгарской и польской диаспоры, история проживания которых на территории современной Украины также насчитывает несколько веков, сербы полностью растворились в местном обществе, не сохранив ни языка, ни сербского этнического сознания. Отчасти это связано с духовно-историческим родством сербской и русской (малороссийской) культуры.

Сербия не присутствует в украинском информационном пространстве, и сербская проблематика в СМИ освещается крайне скупо и эпизодически. На данном этапе основной заботой украинской власти является выработка умелой стратегии балансирования между евроинтеграцией и интеграцией в евразийские структуры (Таможенный Союз и т.д.) при условии, что курс на евроинтеграцию объявлен внешнеполитическим приоритетом. В таком контексте Киев будет занят поиском региональных партнёров, которые смогли бы поддержать его евроинтеграционные аспирации. Таким партнёром выступит, в первую очередь, Польша, а также Чехия, Венгрия и, в меньшей степени, Румыния.

Глубина политического диалога Киева с Белградом также будет зависеть от степени поддержки сербскими властями «еврожеланий» Украины. На политическую поддержку Украины в противостоянии с давлением Запада Белграду рассчитывать не приходится.

Перспектива

Сербский вопрос и далее будет представлять для Киева второстепенный интерес. Ни усиление сербского влияния, ни его ослабление в балканском регионе не играет для Украины особой роли. Между тем, перспективными направлениями сербско-украинского сотрудничества являются экономика и культура.

Белград мог бы проявлять большую активность в работе с потомками сербской диаспоры на Украине, тем более что часть из них помнят о своём сербском происхождении, будучи полностью интегрированы в украинскую (малороссийскую) и русскую культуру.

Как пример, можно привести, опять же, Болгарию и Польшу, которые опекают свои диаспоральные организации даже в том случае, если их члены не говорят ни по-болгарски, ни по-польски. Благодаря такой заботе наблюдается небольшая тенденция к возвращению лиц польского происхождения к своим корням, и активной общественной деятельности на благо польской и болгарской культуры лиц, имеющих лишь весьма отдалённое польское или болгарское происхождение, и даже без такового.

На уровне общественного сознания население Украины симпатизирует сербам, и сербская культура определённо нашла бы отклик у граждан страны.

В экономике Белград и Киев могли бы развивать сотрудничество в сфере сельского хозяйства, металлургии, энергетике, но интенсификация этих связей зависит от интенсификации «балканской» политики Киева и «украинской» политики Белграда, а она остаётся фрагментарной и пассивной.

В ближайшее время никаких изменений в сербско-украинских отношениях не произойдёт, так как Украина своими приоритетными партнёрами в Восточной Европе считает географически более близких Польшу и Венгрию.

Кроме того, Украина не заинтересована в строительстве газопровода «Южный поток», в котором заинтересована Сербия. «Южный поток» пойдёт в обход Украины, и, если будет введён в эксплуатацию, Россия получит возможность отказаться от транзитных услуг Киева по перекачке газа в Европу, который является ненадёжным партнёром в этом смысле. Часть украинских экспертов считают это недружественным шагом со стороны России, и призывают искать пути решения этой проблемы через сворачивание энергетического сотрудничества с Москвой, и поиска новых партнёров, прежде всего, в Центральной и Восточной Европе.

Тактическая задача Киева – получить максимум экономической выгоды от России, но иметь, при этом, достаточную политическую маневренность для игры на противоречиях по линии Запад–Россия. От вовлечённости в эти игры Сербии Киев ставит в зависимость и свои отношения с Белградом.

Корреспондент: inforiuss
18 Комментариев

Нет комментарниев, вы будите первым :)

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрированы чтобы оставить комментарий.

Valid XHTML 1.0 Transitional Яндекс.Метрика
Украина онлайн