Казачья Община «СОБОЛЬ»

Характер нордический

Что такое Скандинавия? С физико?географической точки зрения, которой придерживаются «Википедия» и авиакомпания SAS, это Скандинавский полуостров, а значит, лишь Швеция, Норвегия и Дания (и то не полностью). Лингвист добавит к ним Исландию. Хоть архаичный исландский язык шведы и датчане понимают так же плохо, как мы старославянский, исландцы – те же викинги, только законсервированные на своем острове, как во временной капсуле. Поэтому и миру они подарили не Lego и Volvo, а «Старшую Эдду». Если же принимать во внимание культуру и экономику, то сюда также следует включить Финляндию. Получившийся регион, с учетом датской Гренландии растянувшийся от Америки до Петербурга, настолько огромен, что даже сами аборигены предпочитают называть его не Скандинавским, а Северным (Nordic).


Огромное и тем не менее воздушное чудо архитектуры – стокгольмский конгресс-центр

Все эти страны очень похожи – по менталитету и образу жизни. Путешествуя от одной скандинавской столицы к другой, все время испытываешь дежавю: всюду лес мачт у пристани, северный модерн, темно?красные деревянные домики. Разбирая фотографии, путаешь гвардейцев датского и стокгольмского королевского дворцов, корабли викингов в музеях Осло и Рейкьявика. В кармане безнадежно смешались шведские, норвежские, датские и исландские кроны, а в голове – их обменные курсы. Апофеоз наступает в сувенирном магазине Копенгагена. Помимо магнитика в виде шлема викинга в цветах флага Дании здесь продаются его близнецы в шведской и норвежской цветовой гамме. Забыли купить в соответствующей стране? Соседи – сочтемся.


Скульптура «Солнечный путешественник» в Рейкья­вике напоминает корабль викингов

Образ скандинавской столицы. Составить собирательный образ скандинавской столицы несложно. Во?первых, это город на воде. Трубы международных паромов видны со ступеней кафедрального собора в Хельсинки. Частокол яхтенных мачт усеивает берега Осло?фьорда подобно густым прибрежным зарослям. Море заложено в самих топонимах «Рейкьявик» («дымящаяся бухта») и «Копенгаген» («гавань торговцев»). Стокгольм же весь расположился на островах и шхерах. На выходных его жители пересаживаются с личного автомобиля на личную яхту и отправляются на дачу на личный остров (см. нашумевший роман Стига Ларссона «Девушка с татуировкой дракона»). Туристы попадают в Хельсинки, Стокгольм и Осло с моря, бросая первый взгляд на город с палубы многоэтажного парома. Катаются на катерах по каналам Копенгагена, наблюдают за китами в бухте Рейкьявика. На протяжении всей скандинавской истории вода выполняла связующую роль. Была не преградой, а дорогой.


Хатльгримскиркья, лютеранский храм Рейкьявика

Во?вторых, скандинавская столица обладает величавой северной красотой. В облачное небо гордо и чинно поднимаются шпили церквей. Дома на узких улочках раскрашены ярко, но не крикливо. С фасадов сурово взирают фигуры эпохи северного модерна: атланты железнодорожного вокзала Хельсинки, рабочие ратуши Осло. Здесь нет места помпезности: аскетичны и угловаты линии Стокгольмской ратуши, собора Рейкьявика, хельсинкской церкви в скале. Под стать архитектуре и природа: суровая, но… как бы получше сказать… достаточная. Словно над ней специально поработал дизайнер, добавив в нужных местах и в необходимой пропорции именно то, что следует. Ни один город – даже тундровый Рейкьявик – не может пожаловаться на недостаток зелени.


Не океанский лайнер и не айсберг, это – опера в Осло

В?третьих, это город монархии. Исландия и Финляндия, конечно, республики, но и в их столицах едва ли не главные памятники – датскому королю Кристиану IX и русскому царю Александру II соответственно (оба почитаются как реформаторы). В остальных же городах королевские дворцы и смена их гвардейцев – в числе главных туристических достопримечательностей. Но куда важнее сам образ «народных» монархов, которые лично ходят в магазин за овощами и отдают детей учиться в общеобразовательные городские школы. В Стокгольме любят рассказывать, как какой?то продавец?иммигрант не узнал подошедшего к его прилавку Карла XVI Густава и, удивленный тем, что роспись на чеке состоит лишь из двух имен, попросил предъявить удостоверение личности с фотографией в дополнение к протянутой кредитной карте. «Если вы возьмете монету в одну крону, то увидите мое лицо», – любезно ответил король.


Crusellin silta в Хельсинки – любимый объект фотографов: с наступлением сумерек мост подсвечивается холодным фиолетовым светом

В?четвертых, это город для жизни. Обилие велосипедистов и культ велодорожек. Великолепная городская и туристическая инфраструктура. Невероятное внимание к окружающей среде. Целые экокварталы. Характерный пример – район Хаммарбю на юге Стокгольма, где применена концепция «энергетически пассивных» домов. У каждого здания – солнечная батарея на крыше. Материал, из которого сделан дом, не дает рассеиваться теплу человеческого тела, пуская его на обогрев здания. На крышах разбиты садики и расставлены лежаки. Район выстроен вокруг полузалива?полуозера, по которому ходит бесплатный паром. По берегам, вдоль деревянных мостков, заросли камышей, спроектированные ландшафтным дизайнером. Чтобы в них гнездились птицы, специально рассыпают корм.

В домах есть общественные машины, которые можно забронировать, если необходимо съездить по делам. Во дворах – вакуумная система централизованного мусоропровода. Чтобы жильцов не будили мусороуборочные машины, отходы по пневмотрубам доставляются в удаленное от жилья место.

И все же у каждой скандинавской столицы свое лицо. Каждая в чем?то лучше других и непременно заслуживает личного знакомства.


Рейкьявик демонстрирует образ типичной скандинавской столицы, вид сверху

Рейкьявик. «Заблудиться на двух улицах Рейкьявика было бы трудно», – писал Жюль Верн в «Путешествии к центру Земли». Большинство посетителей исландской столицы и сегодня бродят по тем же двум улицам. Одна – это торговая Лейгавегур, до отказа заполненная бутиками, ресторанами и сувенирными лавками. А другая – живописная Сколавордустигур, круто поднимающаяся к громадине Хатльгримскиркья – одной из самых высоких точек города и самой известной церкви страны. Оказавшись на самом верху храма, больше похожего на базальтовую скалу, можно увидеть весь Рейкьявик, его пригороды, вулканы по ту сторону залива. Сверху Рейкьявик предстанет типичным скандинавским городом с ярко раскрашенными двухэтажными домиками – словно кто?то рассыпал коробку с детскими кубиками. Краски сочнее, чем в других столицах: чувствуется север и стремление жителей разогнать тоску от длинных зимних ночей (здесь они почти полярные). Местные домики хоть и выглядят в точности как их деревянные собратья на Скандинавском полуострове, на самом деле сдела
ны из бетона и покрыты железными листами. Дерева на острове почти нет. И хотя в Исландию едут совсем не ради ее столицы, а для встречи с вулканами, ледниками и гейзерами, Рейкьявик не разочаровывает. Даже наоборот – воспринимается как милый городок, где ты обязательно пожил бы немного, если б не чересчур высокие цены и невероятные топонимы, среди которых вулкан Эйяфьятлайокудль далеко не самый непроизносимый.

Копенгаген. Плоским, как стол, рельефом и песчаными пляжами Дания напоминает скорее Нидерланды, чем Швецию, а шумный и деловой Копенгаген – скорее Париж, чем Стокгольм. И хотя заезжие туристы склонны путать узкие улочки, церкви и ратуши этих двух скандинавских столиц, в Копенгагене больше южной пышности и эклектики.

Парк развлечений Тиволи, один из старейших в Европе, был бы более уместен в Лондоне, Мраморная церковь – в Риме, ренессансный шпиль здания биржи – в Амстердаме, а богатейшая коллекция работ Гогена в местном художественном музее – в Париже. Королевских дворцов тут целых два (как и памятников самому знаменитому жителю города – Гансу Христиану Андерсену). По всему видно, что раньше это была столица мощного государства (по сути, все флаги скандинавских стран скопированы с Даннеброга – старейшего действующего государственного флага в мире). Если кто не верит – загляните в Национальный музей: возможно, лучший исторический музей Европы.


Вид на Гамла стан (Старый город) в Стокгольме

Стокгольм. Самое главное в Стокгольме – панорама. Городские пейзажи похожи на венецианские, до того хорошо шведская столица вписана в водное пространство. Недаром ее считают одним из самых красивых городов Европы. Если по возвращении домой начать вспоминать, что же больше всего понравилось в Стокгольме, выделить конкретные объекты будет очень трудно. Скорее, это город в целом. Перепады высот, острые шпили кирх, бронзовые короли на небольших площадях, домики Гамла стана (Старого города).

Осло. Бывший «медвежий угол», Осло пытается откреститься от имиджа самой скучной столицы Скандинавии отличными музеями и хай?тек?архитектурой. Интересных музеев здесь так много, что это создает серьезные проблемы для туриста, оказавшегося в городе проездом. Как побывать в самых главных и при этом оставить время на прогулку по городу? Большинство музеев отдают морем: судоходства, кораблей викингов, корабля Нансена «Фрам», Тура Хейердала с легендарным «Кон?Тики». Но Осло – это еще и лучший художественный музей Скандинавии, музей Эдварда Мунка. Черные и зеленые тона картин отлично передают перманентную депрессию художника, словно бы подсказывая, что ожидает здесь путешественника долгими зимними вечерами. Единственное выделяющееся пятно – картина «Крик»: ярчайший закат над Осло?фьордом. И хотя тот закат был вызван последствиями извержения в 1883 году индонезийского вулкана Кракатау, который поднял в атмосферу столько пепла, что кровавые закаты стояли над всей планетой, «мунковские» заходы солнца над норвежской ст
олицей можно наблюдать и сегодня. Хорошее место для рандеву с ними – крыша оперного театра, построенного в 2007?м и похожего на вырывающийся из воды не то айсберг, не то океанский лайнер. Он вполне может соперничать со зданием сиднейской оперы за звание самого красивого театра новейшего времени.


Хельсинки как архитектурный двойник Санкт-Петербурга

Хельсинки. А вот Хельсинки ничего никому не доказывает. Он провинциальный даже сегодня. Если ехать сюда не с запада, а с востока, то город покажется архитектурной производной Питера: кафедральный собор – это почти Исаакий, центральные улицы – до боли знакомый классицизм, Успенский православный собор – «это все мое, родное». Зато для европейского туриста такой вот «маленький Петербург» – безвизовая находка.

Это город – заповедник северного модерна. Многие гости финской столицы, спешащие по своим делам, случайно засматривались сначала на один фасад, украшенный совами и медведями, потом на другой – с ликами дев… а затем с удивлением обнаруживали, что бродят по улицам уже несколько часов, позабыв обо всем на свете и разглядывая фигуры над парадными.

Выбрать лучшую столицу Скандинавии так же сложно, как обозначить победителя конкурса красоты. У каждого будет своя любимица. Свой роман. Можно до хрипоты спорить с друзьями, в каком городе самая развитая туристическая инфраструктура: в Копенгагене или в Стокгольме? Что лучше ставить на обложку путеводителя по Осло: вид на ратушу и гавань со стены замка Акерсхус либо скульптуры из парка Вигеланда? Что вкуснее готовят в Рейкьявике: мясо тупиков или тюленьи плавники? Это все потом. А пока нужно убедиться лично: каждая скандинавская столица достойна посещения.

Источник

Корреспондент: inforiuss
20 Комментариев

Нет комментарниев, вы будите первым :)

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрированы чтобы оставить комментарий.

Valid XHTML 1.0 Transitional Яндекс.Метрика
Украина онлайн