Казачья Община «СОБОЛЬ»

Водный геноцид киевской хунты: Некомпетентность региональных и безразличие федеральных властей вызывают оторопь

жители тврчского плустрова
Одним из первых шагов киевской хунты по удушению Тавриды после Воссоединения полуострова с Отечеством стала организация в 2014 году водного геноцида. Связано это с тем, что в едином народно-хозяйственном комплексе государства русской цивилизации под названием СССР имело место функционирование Северо-Крымского канала, вдохнувшего жизнь в полуостров, большая часть которого занимают сухие степи. Днепровская вода обеспечивала 80-85%, в засушливые годы – до 90% потребления.

Киевская хунта канал перекрыла. Это должно было вызвать аварийные действия региональных властей и федерального центра.

Прошло три года, но можно констатировать, что региональная власть во главе с выходцем из лихих 90-х, пламенным патриотом Украины, ставшим героем Русской весны за счет фейкового ролика, и имеющего квалификацию замдиректора безвестного ООО, — не позволила решить эту проблему. Чехарда в руководстве исполнительной региональной власти лишь усилила деструктивные процессы в управлении хозяйственным комплексом полуострова вообще и в обеспечении водой – в особенности.

Что такое обеспечение водой для жизнедеятельности любой территории? Это политически важный компонент – без газа, электричества можно придумать компенсирующие варианты. Но если решить проблему с водой невозможно, наличие электричества и газа не позволяет территории хоть сколько-нибудь развиваться. И за три года никаких действий региональной власти по компенсации потери 85% поставок воды предпринято не было.

На сегодняшний день можно говорить о том, что весь Северный и Восточный Крым находится в состоянии водной катастрофы. В Красноперекопске и Армянске уже официально заявлено, что вода, добываемая из артезианских скважин, не пригодна к употреблению. То есть десятки тысяч людей – старики, дети и больные – употребляют опасную для здоровья воду. В этих городах работают два химкомбината, которые запитываются артезианской водой, что является прямым преступлением в экологической сфере. Похожая, хотя не столь драматическая ситуация – в Джанкое и Черноморском, Евпатории и Саках – то есть в тех местах, которые запитывались водой из Северо-Крымского канала, а сейчас исчерпывают последние ресурсы подземных горизонтов. Уже озвучено, что все эти ресурсы закончатся минимум через два года – горизонтов пресной воды в Северном Крыму не останется, как их уже нет сейчас в горизонтах Керченского полуострова.

Те решения, которые предлагались, и которые озвучивал лично я, имели два варианта. Первый – воздействовать на федеральный центр с целью политического продавливания киевской хунты на предмет поставки в Северо-Крымский канал воды в объеме, который проходит по Днепру из района Смоленска и далее идет через Белоруссию на Украину.
От истока Днепраskkanal

То есть Крым потреблял из Северо-Крымского канала не украинскую воду, а воду РФ. Несмотря на то, что киевская хунта ведет очень «грозную» антироссийскую риторику, количество экономических связей достаточно велико и у федерального центра есть огромный ресурс воздействия на киевские власти для того, чтобы принудить их к разумному шагу в установлении добрососедских отношений. Начиная от увязки поставки ядерного топлива для АЭС с поставками воды и кончая перекрытием провоза денег всеми способами «заробитчанами» на Украину. Но об этом за три года представителями региональных властей, начиная от сантехника местного Госсовета и заканчивая губернатором, не было сказано ни разу. Также не была озвучена просьба к федеральному центру организовать водовод с Кубани на полуостров.

Причем, хотелось бы подчеркнуть, за время правления в РК Аксенова во Владивостоке был построен 2,5 км. водовод, который обеспечил потребности острова Русский, не имеющего источников пресной воды. Кстати, Республика Северный Кипр, поддерживаемая Анкарой, своих источников пресной воды не имеет, и «отсталая» в техническом отношении Турция сделала 120-километровый подводный водовод, который удовлетворяет потребности 800 тыс. человек курортного и аграрного секторов территории. Поэтому технических препятствий, с помощью которых можно осуществить переброску вод Кубани, не существует в принципе. У региональных властей просто нет чувства ответственности за происходящее на полуострове. При этом напрашивается техническое решение по созданию системы водоводов между уже существующими водохранилищами. То, что было сделано во времена СССР по существовавшим технологиям – имело запланированные потери до 30%, и когда воду из Чернореченского водохранилища подают не по водоводу – она сбрасывается через речку Черная, и только лишь в самых низовьях начинается забор в водопровод – то эта в ситуации водного коллапса непросительная погрешность, которой в течение трех лет власти Севастополя, к сожалению, совершенно не занимались.

Система водохранилищ, распложенных в складках местности в Крымских горах, могла бы работать эффективнее, если между ними были сооружены водоводы, которые бы перебрасывали излишнюю воду из одних водохранилищ в, скажем, постоянно испытывающее нехватку воды Чернореченское водохранилище, распложенное южнее в местности, где осадки выпадают реже. То есть технические решения достаточно просты, они лежат на поверхности, их можно было достаточно быстро реализовать – вместо этого мы имеем двухлетний скандал между властями РК и правительством Севастополя по поводу строительства водохранилища в Большом Крымском каньоне, которое в итоге закончилось ничем. Это то, что касается некомпетентности региональных властей.

Но при этом хотелось бы отметить, что федеральный центр, который заявляет, что Таврида является территорией первоочередного развития, за три года тоже не предпринял никаких технических решений, которые бы могли стабилизировать ситуацию. При этом, повторюсь, без воды невозможно развитие ни курортного комплекса, ни промышленности, ни сельского хозяйства, ни чего бы то ни было. И из-за того, что на сегодняшний момент Крым живет лишь только на 15-20% воды, которая была 4 года назад, и зависит просто от осадков – это ставит весь хозяйственный комплекс полуострова на грань прогнозируемой катастрофы. Я на своем веку помню засуху, когда за три года в Тавриде не выпало ни капли дождя. И в то время ходил анекдот: когда человека с двумя ведрами воды в гостинице в Ялте ругали за то, что два ведра положено только в номере за 200 долл. в сутки, а он живет в номере за 100. И эти три года воду на ЮБК давали раз в две недели на два часа.

Если мы, не дай Бог, войдем в засуху, а в прошлом году мы были на ее грани, потому что если бы не майские двухнедельные осадки, то, в принципе, все бы на полуосрове остановилось…

Проблема водообеспечения есть, он насущна, она осязаема, и когда федеральный центр в программу моногородов включает Армянск и Красноперекопск, это, конечно, прекрасно, но если в ближайшее время не будет решена проблема воды, то два химкомбината остановятся, и десятки тысяч людей вынуждены будут бежать в никуда, потому что жить на привозной воде в сухой степи невозможно.

Проблема водного геноцида, устроенного киевской хунтой, имеет и техническое, и политическое решение. Но она не решена только лишь в силу профессиональной некомпетентности региональных властей и безразличия федерального центра. Очень хотелось бы, чтобы эта ситуация изменилась. Надеемся, что, все-таки, федеральный центр обеспечит нас грамотным руководством региона, и займется реальным решением проблемы водного геноцида, которую власти РК и Севастополя без поддержки федерального центра не могут решить в принципе.

Виталий Храмов,
старейшина русской общины «Соболь»

Корреспондент: Rusway
Нет комментариев

Нет комментарниев, вы будите первым :)

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрированы чтобы оставить комментарий.

Valid XHTML 1.0 Transitional Яндекс.Метрика
Украина онлайн