Казачья Община «СОБОЛЬ»

Русские православные активисты установили на мысе Фиолент поклонный крест на месте массовых казней белогвардейцев

krestНа юго-западной оконечности Севастополя на мысе Фиолент силами общественников из движения «За единую Русь» и местных казаков был установлен четырехметровый крест на месте, где инициаторы акции позже намерены начать строительство небольшой часовни, в память о «100 000 уничтоженных здесь большевиками руссских офицеров и членов их семей». Акцию, которую поддержали, и к которой с пониманием отнеслись жители здешнего дачного массива, инициировал Владимир Тюнин — председатель координационного совета русских организаций Таврии и Севастополя.

Для установки креста использовали «готовое углубление» — воронку от артиллерийского снаряда, в которой и закрепили основание православного поклонного символа.

«Неизвестно какой эпохи взрыв выбил яму, но это символично. В каком бы году не взорвался заряд – все место здесь полито православной русской кровью, — констатировал атаман Черноморской сотни Анатолий Марета (защитник Графской пристани, который принял участие в мероприятии – прим.редакции). – Это трагическое место, и мы должны сделать все, чтобы память о тех зверствах, которые творили здесь большевики, не умерла. Этот крест – памятник всем погибшим здесь».

При этом участники мероприятия сообщили, что готовили акцию «в режиме строгой секретности»: несколько раз на членов организации выходили сотрудники украинских спецслужб, интересовались, «что, кто, где, и когда собирается делать».

«Конечно приятно, что среди всех кто был оповещен – а это активисты нашей организации — предателей не оказалось. Потому, нам сегодня никто не смог помешать, — поделился своей радостью Владимир Тюнин. – Теперь мы намерены обратиться к духовенству города и республики с просьбой благословить нас на строительство часовни, именно здесь, на этом месте. Если нам не разрешают ставить поклонные кресты, будем строить храмы. Вот и сегодня, мы не крест установили, а отметили скорбное место, откуда наших единоверцев сбрасывали в море сатанисты-большевики».

Владимир Тюнин напомнил, что во время траурных мероприятий посвященных 90-летию Исхода русских войск, общественники города обратились к Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу для того, чтобы Русская Православная Церковь канонизировала 100 тысяч великомучеников, погибших за свою Родину и православную веру. Тогда же было принято решение заложить здесь часовню (помимо действующего на мысе православного Свято-Георгиевского монастыря – прим.редакции).

При этом Тюнин отметил особую роль ныне депортированного с территории Крымского полуострова Виталия Храмова в увековечивании памяти всех погибших на мысе Фиолент.

Именно Храмов, по словам Тюнина, стал инициатором и вдохновителем того, что «впервые более чем за за 90 лет русская общественность начинает приходить на это место, чтобы почтить память 100 тысяч мучеников, которые были убиты еврейскими религиозными фанатиками».

Об этом, приехавшие на мыс общественники, написали в табличке, которую прикрепили к кресту, «чтоб не забывали потомки».

Закончилось мероприятие на мысе Фиолент общей молитвой.

Корреспондент: Rusway
15 Комментариев

Иван Ильин о своем друге бароне Врангеле.Вот с кого надо брать пример казакам.

BV
Светлой памяти генерала П.Н. Врангеля.
Двадцать пять лет прошло с тех пор, как ушел из жизни последний русский Главнокомандующий, белый воин и рыцарь. Весь – энергия, весь – накаленность мысли, весь – волевой огонь; с единым помыслом о спасении России, с единым служением Родине. Кто знал его, тот никогда его не забудет. Лучи исходили от него. Враги не принимали их. Слепцы не видели их. А те, кто их принимал, те накалялись и заряжались их благородной энергией. Все, общавшиеся с ним, изумлялись его взору, смотревшему через события и над событиями и видевшему одно главное, одно существенное. Все, над кем он начальствовал, знали его стихию – требовательного служения, вдохновенного предвидения, ответственного и мудрого властвования. А соратники его знали еще его пренебрежение к опасности и смерти, его бурную прямоту, его отвращение ко всякой интриге.Двадцать пять лет русской истории прошло, – мучительной, трагической, невиданной и неслыханной в веках; истории величайшего злодейства, величайших унижений и тупого, преступно-предательского безразличия со стороны других народов. Двадцать пять лет изгнаннического верностояния, эмигрантского приспособления, обывательского малодушия и закулисных интриг, исходящих от врагов России.Но за эти двадцать пять лет наше знамя, принятое из рук покойного Главнокомандующего, не было ни свернуто, ни брошено, ни предано. И русская национальная традиция, которую он берег и которой он служил, по-прежнему живет в наших сердцах. Это есть древняя, русская традиция, которою всегда строилась и держалась Россия и которой предстоит великое и ответственное будущее. Это есть традиция русского национального рыцарства. В этом все: идея, программа и путь борьбы. Это главное, единственно верное и единственно нужное.Рыцарственный дух; рыцарская дисциплина; рыцарское единение и рыцарская борьба. В мире раздор и смута потому, что люди утратили веру в Бога, задушили в себе совесть и отреклись от чести. Все ищут только «своего» и только «для себя»; добытчики промышляют, коварные оплетают, жадные высасывают, ловчилы устраиваются, честолюбцы пролезают, властолюбцы сулят и подминают, интриганы шепчутся в закулисной темноте, трусливые страхуются и перестраховываются…Смута и разложение царят потому, что в похотливых сердцах нет Престола Божия; в алчных душах нет ответственности и преданности; в черствых нет доброты и милосердия; в гибких и скользких нет воли и прямоты. О Божием деле, о Родине, о служении люди забывают и разучаются думать. Откуда же может родиться спасительная идея? Рыцарственный дух предстоит Престолу Божьему, и в этом трепетном предстоянии почерпает бестрепетность для честного и грозного служения.Господь зовет! Убоюсь ли соблазна и сатаны? Рыцарственный человек укрепляет и закаляет свой характер. Он ищет не личного успеха, а предметного служения и утверждает свою честь на служении. В борьбе закаляюсь; в лишениях крепну. Служу России; отвечаю Богу.

Человек рыцарственного уклада не мечтает об «отвлеченном идеале» и не предается сентиментальным фантазиям. Он является верным, сильным и бесстрашным орудием этой идеи, ее служителем навсегда, ее носителем до смерти. Грозная любовь, честная борьба. Моя святыня – мое слово, мое дело. Быть рыцарем – значит утопить свое малое «я» в Великом, но всенародном и подчинить свое личное общему спасению. Любовью ведом, жертвою очищаюсь. Жертвую, но не посягаю, соревную, но не завидую. Все за Родину, всё за Родину. Человек рыцарственного уклада строит свою жизнь на свободном повиновении. Он силен свободным подчинением. Он свободен и в дисциплине. Он подъемлет бремя своего служения доброю волею; он остается свободным в жизни и в борьбе, и именно потому самое смертное угасание становится у него актом силы.

Рыцарственный человек вносит во все дела свои дух верного и обоснованного ранга, дух неуравнивающей справедливости и всегда несет слабому защиту, а злому грозу. Рыцарственный дух совсем не отвергает частную собственность, но преображает ее щедростью; осмысливает ее как публичную обязанность; живет ею с чувством живой ответственности за себя и за нее; и осуществляет ее, как исконное и конечное достояние своей родины.

Этот дух не впервые зародился в России. Это есть дух православной государственности, ведшей всех сильных и доблестных борцов за Россию – от князей и государей, которых мы можем назвать по именам, до тех верных и героических «простых», имена которых история нам не сохранила, но которые известны Господу, Творцу вселенной и покровителю благих и доблестных. Из древности назовем Владимира Мономаха, Даниила Галицкого и Александра Невского. Из смутного времени назовем Михаила Скопина-Шуйского, бесстрашных письмоносцев Патриарха Гермогена, Родиона Мосеева и Романа Пахомова и, конечно, Минина и Пожарского. Помыслим о Петре Великом и его достойных сподвижниках; помыслим о Суворове и о всех русских солдатах и офицерах, верных его духу; почтим севастопольцев во главе с Корниловым и Нахимовым; и мысленно склоним наши головы пред всеми героями-патриотами России, павшими в первой мировой войне, в гражданской войне и во второй мировой. Им – вечная память.

От них и через них наша традиция. Их дух жил во всех честных и самоотверженных русских людях, образованных и необразованных, военных и штатских, во всех терпеливых стоятелях и верных строителях нашей истории. Их духу принадлежит и будущее России.

Этому духу служил покойный Главнокомандующий, и Россия уже включила его в пантеон своих национальных героев.

И.А. Ильин, 25 апреля 1953 г.

Корреспондент: Rusway
24 Комментариев

Дмитрий Дёмушкин: Адвокат Хасавов сделал для межнациональной розни в РФ больше, чем все ксенофобы и экстремисты вместе взятые

Дмитрий Дёмушкин в интервью «Новому Региону»
Власть накажет его показательно жестко, – считает лидер «Русских»
Demushkin
Лидер этнополитического объединения «Русские», экс-руководитель запрещенного «Славянского Союза» Дмитрий Дёмушкин считает, что против адвоката Дагира Хасавова, который в эфире «Рен-ТВ» пообещал залить Москву кровью, если не будут созданы шариатские суды, будет возбуждено уголовное дело. В интервью РИА «Новый Регион» Дёмушкин назвал Хасавова провокатором и выразил уверенность, что власть не спустит это дело на тормозах, поскольку это ударит по ее имиджу. В то же время он отметил, что после заявления градус ксенофобии в России повысится, что может привести к непредсказуемым последствиям.

«Новый Регион»: Как вы оцениваете заявление адвоката Хасавова?

Дмитрий Дёмушкин: Сейчас все смотрят его интервью, а на самом деле надо смотреть историю человека. А прославился он сразу несколькими вещами. Первое, что я нашел в Интернете – это то, что он выступал в защиту Pussy Riot. Согласитесь, что для ревнителя исламских ценностей, который выступает за шариатские суды, это, мягко говоря странно, если учесть, что этих Pussy Riot порвали бы в любой мечети, если бы они только даже зашли бы туда в таком виде.

Он прославился еще и тем, что предложил защищать тех людей, которые были задержаны за организацию погромов на Манежке. Это ни в какие ворота не лезет: с одной стороны, он весь такой ревнитель ислама и защитник Кавказа, а с другой – защищает представителей «Другой России».

В этой связи мне кажется, что это просто какой-то провокатор, который ищет пиар-поводы.

Я на 100% уверен, что в отношении него будет возбуждено уголовное дело. Я уверен, что он получит по максимуму того, что он может получить. Он хотел огласки – она у него будет.

Он сделал для разжигания межнациональной розни в России больше, чем все националисты – и русские и остальные вместе взятые. Теперь его заявление будет цитироваться год, а то и больше. И все постоянно будут это заявление вспоминать. В этом плане он однозначно свою роль выполнил.

«Новый Регион»: И все-таки какова вероятность того, что власть спустит все на тормозах, а уголовного дела не будет?

Дмитрий Дёмушкин: Как показал опыт, власть так сделать не может. Власть без сомнений очень часто сдает частных персонажей, как только встает для неё имиджевый вопрос. Они сразу же начинают расследовать, создавать сразу следственные группы, привлекать все возможные ресурсы, когда дело касается прямых имиджевых потерь. Дело Мирзаева и подобные ему очень быстро расследуются. В случае с убийством футбольного фаната преступников сразу же нашли и задержали. В этом плане, когда есть такая тема, для власти эти отдельные люди ничего не значат и ничего не стоят. Их сдают, и они получают самые тяжелые приговоры.

Также власть показала, что если вы хотите справедливого расследования и чтобы преступники были задержаны, то самый лучший способ заставить власть это сделать – это выйти в центр Москвы и начинать драться с ОМОНом. В этом случае сразу все решается, сразу создаются следственные группы, сразу всех преступников находят. В этом плане власть, конечно, показывает свою беспомощность, и отсутствие судебной системы. Власть фактически дает сигнал обществу: если вы просто пойдете законным путем, то ничего не получится. А вот если будет резонанс, побоище, то тогда будет и расследование.

Я не сомневаюсь, что по делу этого адвоката они займут такую же позицию, которую занимали всегда. Я думаю, будет возбуждено дело, и его показательно жестко накажут, спихнув с себя ответственность. Это мое мнение. Давайте поживём увидим.

«Новый Регион»: На ваш взгляд, какие последствия будут в результате после такого заявления о крови в Москве, если не будет введен шариатский суд?

Дмитрий Дёмушкин: Сейчас это заявление очень активно распространяется в информационном пространстве. Тысячи и тысячи москвичей, которые были даже не причастны к национализму, ксенофобии, теперь полностью это глотнут. Это пошатнет стереотипы и заставит задуматься некоторых москвичей, которые до сегодняшнего дня жили в розовых очках и думали, что у нас тут всё хорошо и все люди хорошие. На фоне и так сложных миграционных процессов в связи с тем, что бесконтрольно ввозилось огромное количество неадаптированных к жизни в России мигрантов, которые абсолютно не уживаются в социуме и пытаются выживать в своих группах, – этот градус и так зашкаливал, а после таких заявлений…

Несмотря на то, что все мусульманские лидеры отвергли это заявление или промолчали, так называемая «пехота» очень живо отреагировала и поддержала (заявление Хасавова). Он заставил оживиться всех мусульманских радикалов, которые с одной стороны живут в русских городах – в Москве и Питере, а с другой – сторонники построения халифата.

Я искренне думаю, что его задержат и накажут. Мне кажется, что для него (Хасавова) это сейчас не самый плохой вариант, потому что он вызвал в обществе очень большую реакцию. Я бы на его месте не чувствовал себя в безопасности. Даже вот так.

Причем я вижу, что он такие заявления делает умышленно, продолжает нагнетать ситуацию. Это странно для человека, который носит звание адвоката и называет себя юристом, – делать такие необдуманные заявления, которые себе не позволит ни один человек, понимающий даже отдаленно в законодательстве – что можно и что нельзя. Всегда можно сказать тоже самое, но обойти острые углы. Но это было вброшено с провокационной целью. Я не знаю, для чего и кому это нужно, но в любом случае градус ксенофобии увеличится.

«Новый Регион»: В этой ситуации возможно ли увеличение межнациональных столкновений, массовых драк, погромов и так далее?

Дмитрий Дёмушкин: Это заявление, безусловно, подольёт бензина в огонь межнациональных отношений. Погромы, когда они случаются из-за какого-то события, которое служит импульсом – оно может быть немасштабным, но дает толчок для выхода накопившегося негатива. То есть, любое столкновение в кафе, убийство, любое изнасилование или другое какое-то событие может стать запускающим механизмом всего накопившегося в обществе негатива. Когда убили спартаковского фаната, после чего случилась Манежная площадь – это просто был результат накопленного в обществе негатива. И этот негатив накапливается, и потом может быть любой незначительный повод – неудачное высказывание какого-нибудь чиновника или какая-нибудь драка, которая взорвет общество, как оно уже взрывалось в Кондопоге, Краснознаменском, на Манежной площади. И такого рода взрывы каждый раз становятся все более мощными.

И главное, и что самое неприятное для власти, – каждый раз, когда происходит такой взрыв, симпатии подавляющей части общества как раз на стороне возмущенных ситуацией людей. При этом я лично видел, как рядовые сотрудники ОМОНа, милиции и старшие офицеры МВД кричали митингующим: мы с вами, мы всё понимаем, но успокойтесь, не нарушайте порядок. И это показывает, что проблема для власти носит системный характер. Если симпатии общества стоят на стороне погромщиков и так называемых «экстремистов», это значит, что у власти очень большие проблемы.

Вспомните, в чем был успех явных негодяев, которые взывали людей в царское время до революции 1917 года. Их во многом поддерживало общество. И если сейчас все больше людей начнет понимать проблему наступления мигрантов, препарирующих их ценности, создающих конкуренцию на рынке труда и так далее, то эти выступления будут получать всё большую поддержку. Это самое плохое, что может быть сегодня для власти.

Справка «НР»: Дмитрий Дёмушкин является одним из лидеров русского националистического движения. Руководил запрещенной судом националистической организацией «Славянский союз». Против него было возбуждено три уголовных дела по статье 282 (часть 1), 282 (часть 2), 212 (часть 3). Одно из них касается осуществления деятельности экстремистского сообщества, в отношении которого принято судебное решение о запрете его деятельности и вступившее в законную силу. Другие два – за интервью РИА «Новый Регион», в котором Следственный комитет усмотрел признаки призыва к массовым беспорядкам и возбуждение межнациональной ненависти и вражды.

Корреспондент: Rusway
19 Комментариев

Жан Запрута: «Действия чиновников Совета министров Крыма и симферопольского горисполкома разжигают межнациональную вражду»

ZaprutaКрымский правозащитник Жан Запрута комментируя суд над русским общественником Владимиром Тюниным назвал ситуацию «удручающей».

«Общая ситуация с правом и преследованием инакомыслящих в Украине удручающая, — поделися своим мнением Жан Запрута с корреспондентом портала «Новоросс.инфо». — Владимиру Тюнину вменяют высказывания на митингах. Единственное доказательство того, что высказывания Владимира Тюнина разжигают национальную рознь – это экспертиза некоевого «донецкого специалиста». (Этот человек не является специалистом в области филологии, социологии и криминологии. В Украине специалистов такого уровня нет). Так вот, «донецкий» сделал вывод, что всё сказанное Тюниным подпадает под статью «разжигание межнациональной вражды». Я уверен, что приводя исторические факты, Владимир Леонидович не произносил ничего такого, что могло бы привести к беспорядкам».

По мнению правозащитника суд над севастопольским актиистом не что иное как «давление на инакомыслие».

«Власти считают, что таким образом они могут заставить замолчать Тюнина, чтобы не нёс русскую идею в Крыму. Более того, есть официальный ответ в области юстиции о том, что нет методики определения высказываний: являются ли они на самом деле такими, что ведут к разжиганию межнациональной розни»,- напомнил юрист.

В зключении Жан Запрута порекомендовал судам заняться самими чиновниками, инициировавшими иски против Тюнина.

«Я считаю, что наше нынешнее руководство в виде чиновников Совета министров и симферопольского горсовета, тоже могут подпадать под 161-ю статью. Эта статья предусматривает ответственность для должностных лиц, которые создают для одной национальности или одной группы особое положение. Так как в вопросе выделения земли наши власти действуют в интересах только одной группы – это крымские татары. Людям русской национальности массово земли не выделяются. Более того, идет узаконивание самозахватов, принимаются положительные решения в интересах одной национальной группы. Но, я не думаю, что «справедливая» прокуратура станет на страже закона и возбудит подобные дела в отношении этих чиновников», — подытожил общественник.

Корреспондент: Rusway
19 Комментариев

Лидер «Соболя» призвал вернуть исторические названия Православной Церкви и ее епархиям в Новороссии и Тавриде

Старейшина ХрамовЛидер казачьей общины «Соболь», член Координационного совета русских организаций Тавриды и Севастополя Виталий Храмов считает, что пришла пора вернуть Русской православной Церкви и ее епархиям в Новороссии и в Тавриде подлинные, исторически мотивированные названия.
«На русской земле, как бы Церковь не делилась в силу объективных и субъективных причин, — отметил он, — Церковь называется по имени верующих, а не по имени территории, где она расположена. Почему существует Русская православная Церковь в Эстонии, Русская православная церковь в РФ, но Украинская православная Церковь Московского патриархата на Украине? Это оскорбление 40 миллионов верующих, которые здесь проживают. Мы напоминаем отцам Церкви, что Русская православная Церковь должна носить имя по имени паствы, а не по имени государства, в котором она находится».
«Второе, — подчеркнул Виталий Храмов, — что мы хотели бы напомнить господам священникам, — если русские города на Украине носят сатанинские названия, доставшиеся от большевиков, то это совершенно не значит, что епархии должны называться сатанинскими названиями. То есть, если светская власть считает возможным называть Елисаветград кличкой большевистско-сатанинского чудовища Кирова, то называть епархию Кировоградской – абсолютно преступно. Если, господа священники, вы ее так называете, то называйте ее сатанинской Кировоградской епархией. То же самое касается днепропетровских, донецких и так далее. Лично мое возмущение вызывает тот факт, что епархия в Тавриде называется именем времен промышленной работорговли и большевистско-сатанинского шабаша «Крым». Господа священники, будьте достойными ваших отцов и дедов, которые за веру шли на плаху, а вы, ради того, чтобы вам позволяли продавать свечки, глумитесь даже не над чувствами верующих, а глумитесь над самой Церковью. Как вы можете быть безвольными и слабыми, душевно убогими? Мы вас призываем – будьте духовными лидерами, сосредоточением памяти, чести, совести, качеств, которые Бог вдохновил в наши тела, и которые являются неотъемлемой частью русской православной души. Мы вас просим совершить поступки, потребность в которых очевидно назрела после 1991 года. 20 лет вы имели полную возможность называться нормальными, боголепными, человеческими, а не сатанинскими названиями – Крымская, Кировоградская, Днепропетровская епархии. Мы хотим, чтобы у нас была Русская церковь, Таврическая епархия, Елисаветградская, Екатеринославская епархии. Эти названия – символы нашей истории и нашей памяти. Это будет второй важнейший шаг после ожидаемого изгнания нерусей с постов Русской Православной Церкви на Украине в места их компактного проживания, который мы от вас, господа священники, ждем», — резюмировал русский общественник.

Корреспондент: Rusway
23 Комментариев

Драбинкой по совести

drabinkoПо последней информации, после Светлой седмицы планируется проведение заседания Священного Синода УПЦ на котором главным вопросом станет снятие всех обвинений с архиепископа Александра Драбынко и отправление на покой по состоянию здоровья митрополита Одесского и Измаильского Агафангела.

Драбинко при поддержке главы администрации Президента Украины, господина Левочкина, который многие годы уже видит в Александре будущее Украинской Православной Церкви и связывает с ним все надежды на объединение и создание единой поместной Церкви, подготовил план по отмене всех решений Синода по нему и отправке владыки Агафангела на покой. Операцию курирует лично глава госкомнацрелигий пан Богуцкий, который известен своей идей, также объединить в Поместную Церковь все православные юрисдикции в Украине и главой поставить архиепископа Александра Драбинко.

Предполагается часть членов Синода запугать, часть подкупить для того, чтобы принять правильные решения по «злостному» Агафангелу. Уже точно известно, что с митрополитом Онуфрием беседует Дмитрий Фирташ, который всеми способами переубеждает Преосвященного Владыку поддержать решения Синода о смещении митрополита Агафангела с кафедры и отправке на покой. С митрополитом Иларионом Донецким по личной просьбе президента Януковича работает глава Донецкой обладминистрации Андрей Шишацкий, который также убеждает митрополита Илариона поддержать отставку Агафангела. Весомым аргументом убедителей является запугивание Членов Синода плохим отношением к ним Президента Украины и всей вертикали государственной власти, если они не выполнят указания.

Так, к примеру, Левочкин уже лично был у Павла и пригрозил, что если тот продолжит поддержку Агафангела против Драбинки, то им серьезно займется налоговая, и он перекроет доступ к президенту. А также будет якобы выдавать компрометирующие данные на него в центральные СМИ.

Достоверно известно, что в скором времени должна состояться встреча главы государства с митрополитом Агафангелом, где он будет пытаться по хорошему попросить Владыку уйти на покой по собственному желанию, но зная стойкость митрополита Агафангела, это ему не удастся и придется применять метод запугивания, шантажа и компромата.

Известно, что при президентстве Ющенко также были попытки сместить неукротимого Владыку с Одесской кафедры, а когда не получилось этого, лично Ющенко приезжал в Одессу и пытался уговорить митрополита поддержать идею автокефалии, за что обещал ему орден Ярослава Мудрого I степени. Как сказал в то время Ющенко:»Владыко, рiшення за Вами, Блаженнийший чекае тiльки Вашоi згоди та пiдтримки».Митрополит очень категорично воспринял эти слова и отказал Президенту, сказав, что не может идти против своей совести. После такого отказа в то время почти были приняты кардинальные меры: на ближайшем заседании Синода планировалось сместить митрополита Агафангела на Черкасскую кафедру, а свежеиспеченного митрополита Софрония переместить в Одессу. Тогда данный план сорвали только при личном вмешательстве патриарха Алексия и В.В. Путина в ситуацию. Но за свое «некорректное» поведение по отношению к идее Ющенко митрополит Агафангел все-таки был наказан. Его сместили с поста Главы Учебного комитета УПЦ и на 70-летний юбилей, совсем случайно, забыли поздравить и наградить государственной наградой.

В данный момент мы видим повторение ситуации. Идея все та же, только действующие персонажи поменялись, которые также будут пытаться убрать несломимого Агафангела с ключевых управленческих постов в УПЦ. Но, как говорят, Господь не в силе, а в правде, и я думаю, правда не на стороне Александра Драбинко и его высоких покровителей.

P.S. Блаженннейший накачан очень сильными и очень вредными лекарствами. Он их долго не выдержит, но цель использовать его на короткий период, как марионетку для драбинковского переворота. Времени осталось мало, поэтому будем смотреть, как развернется данная ситуация и с кем будет Бог. Самое странное, что Янукович поддерживает Драбинку, который на прошлых президентских выборах стоял в одном лагере с теперешней узницей Качановской колонии. А, как известно, Виктор Фёдорович, не очень любит друзей и товарищей Тимошенко. Тогда, чем же заслужил такое внимание со стороны государства ее лучший друг архиепископ Драбинко?!

Корреспондент: Rusway
25 Комментариев

Героическое лекарство

ro
«Я хвалю самодержавие,
а не либеральные идеи:
то есть хвалю печи зимою
в северном климате»

Н.М. Карамзин
Если попытаться сформулировать в одном слове, то в чем наши западные и доморощенные либеральные оппоненты отказывают русскому государству и в целом русской цивилизации – то это, скорее всего, самобытность. Нам отказывают в возможности своеобразного и жизнеспособного развития русской жизни (и связанной с ней государственностью). Такое отношение исходит из высокомерной неготовности признавать за непохожими (на европейские) формами и смыслами русской цивилизации определенные онтологические ценности. Об этом мы слышим со времен появления на большой политической арене еще Московского государства наших великих Иоаннов (третьего и четвертого) рубежа XV-XVI веков. Появление Второй Византии (в лице Православной России) страшная реальность для Европы, от которой европейские политики и идеологи всячески отмахиваются как от ночного кошмара.

Самобытная альтернатива русской (или более широко православной) жизни – в мире, в котором главным догматом является безальтернативность западного образа жизни и западного вектора развития – является глубоко неуместным исключением из пропагандируемого правила.

Размеры этого русского «исключения» (в кавычках) все время ставят под вопрос само западное правило. Само существование России есть вызов этому кажущемуся безальтернативным западному мироустройству.

Наши доморощенные пропагандисты безальтернативности западного пути много и с упоением говорили, что в современном мире нам не нужно иметь никаких имперских амбиций, что православная духовность, большая страна и пестуемая веками военная мощь, все это доставшаяся нам в наследство устаревшая политическая рухлядь, с которой мы де жалеем решительно расстаться только по своему не просвещенному невежеству.

Но возможно ли для страны отказаться от своей исторической географии и от своей исторической миссии? Скорее всего, как человеку высокому невозможно уменьшиться без причинения своему здоровью значительного ущерба, как человеку, вошедшему в пору зрелости невозможно расстаться с тем сознанием, которое он накопил за годы своей жизни и снова стать ребенком (кроме как по болезни), так и величайшая страна не может стать незначительной, даже если, как Византийская Империя сузит свои границы до Константинополя и его ближайших окрестностей.

Государство, игравшее последние полтысячи лет только заглавные роли на мировой сцене, неспособно мелькать в эпизодах или играть в политической массовке. С третьесортностью невозможно свыкнуться так же, как невозможно представить балерину Павлову в подтанцовке у Майкла Джексона или пение на заднем плане (бэк-вокал) Шаляпина на концерте у какого-нибудь Элтона Джона.

У Имперского государства, классическим примером которого является наше Отечество, своя логика жизни и развития. Мы можем быть либо великими, либо никакими. Либо мы возродим большое государство с глобальными задачами (Империю), либо дадим миру удивительные примеры ничтожества. Никакой середины, никаких российских швейцарий не получится, не тот климат, без карамзинских самодержавных «печей» большие дела не получаются…

Исторически сложившийся психологический тип русского народа носит в себе стремление к абсолютному идеалу в самых различных областях жизни. Эта идеальность воззрений сочетает настроения, часто совершенно разнонаправленные, что способствует колебанию политического сознания наших соотечественников между широко распространенным желанием в каждом новом лидере видеть спасительного человека, который поведет, наконец, Россию к возрождению, и стойким неприятием власти вообще, то есть своеобразной, по-русски понимаемой вольностью.

Эти два, часто взаимоисключающие, состояния нашего политического сознания глубоко укоренены в русской психологии. Они на протяжении многих веков формировали облик русской цивилизации, приобретавшей вид то мощного государственного и национального монолита, то аморфной распадающейся общности и атомизированной человеческой массы. Русские способны либо ригористически строить сверхмощный имперский организм, с его строгой иерархичностью и внутренней дисциплиной, сужающей проявления личности во внешней свободе, либо стараются дойти в своем стремлении к личной свободе до абсолютного эгоистического самоудовлетворения. Теплохладные пути развития у нас как-то не приживаются – видимо, опять же не тот климат (и духовный, и природный) и не та национальная история.

Психологическая двойственность в общественном поведении имеет у нас государственнические и анархические векторы деятельности. Они, как можно утверждать на основании изучения истории, всегда наличествовали в русской психологии. Анархический – имел более взрывной характер и был менее продолжителен в своих вспышках активности, государственнический же – носил в истории нации менее эмоциональный характер, зато был более приспособлен к длительному действию.

Когда власти удавалось подчинять анархическую стихию в русском характере – государство и общество могло использовать огромные жизнедеятельные силы нации для реализации национальных интересов страны.

Историческая власть была опекуном нации, своеобразным отеческим контролером и порой сдерживала не в меру разыгрывавшуюся народную безудержность. Когда же ей не удавалось справиться со своей обязанностью упорядочения и управления, то анархические асоциальные потенциалы национального характера буквально взрывали наше общество и государство изнутри. Наступали смутные и революционные времена, которые могли за несколько лет разрушительной вседозволенной свободы (без сдерживающего влияния власти) уничтожить результаты вековой поступательной работы нации, откинув ее на столетия назад в своем государственном и национальном развитии…

Наши девяностые стали тем коротким в исторической перспективе периодом, когда под именем либерализма у нас восторжествовала традиционная русская анархическая тенденция – всегдашняя внутренняя опасность для мощи и единства государства. Эти годы можно назвать периодом анархического цивилизационного срыва, которым время от времени подвержен русский национальный характер. Подобные срывы, часто внешне ничем не обоснованные, не однажды бывали в нашей истории и являлись своеобразными перерывами («перекурами») в напряжениях в государственной и национальной деятельности. 90-е годы двадцатого века в этом смысле похожи на смуты начала XVII и XX столетий. Все они начинались сомнением в значимости государства для жизни нации и каждого человека в отдельности, ослаблением национального единства. Но проходило всего несколько лет разрушительной смуты, и в сознании нации анархические настроения сменялись на ригористическую апологию государственной мощи и национального единства. Нация быстро разочаровывалась в эфемерных смыслах смуты, ощущая глубокую праздность столь чаемой еще недавно «свободы», и начинала переживать удивительное по силе чувство сиротства без государства, без той исторической задачи, от которой она поначалу так яростно отказывалась.

В наше время процесс выхода из анархического смутного состояния происходит по той же психологической схеме. Сколько эмоций, громких слов и бездумных дел было произведено за короткое время нашего анархического припадка девяностых годов. Но уже к концу 90-х было явственно видно преодоление смутных веяний и стало живо ощущаться начало стихийного возврата к государственническим настроениям в русском обществе.

Сегодня идея Империи, империализма как суть политики великого государства всплывает в сознании нации как непосредственная государственная необходимость, сложившаяся из тяжелого постсоветского периода и ослабленного разделенного положения России. Это состояние слабости очень остро чувствуется русскими, у которых государственный инстинкт развит сильнее, чем у кого бы то ни было. Упадок государственности переживается лично и болезненно, из чего и рождается новое ожидание спасительной личности, могущей возродить Империю.

Говорят, и правильно говорят, нельзя войти в одну и ту же реку дважды. Но можно неоднократно входить в реку с одним и тем же названием. Конечно, нельзя точно повторить форму Империи, существовавшую до 1917 года (что и совершенно необязательно), но можно возродить тот же принцип государственной власти, который привел разрозненные славянские и неславянские племена к одному из величайших государств и цивилизаций в мире.

Монархия – принцип всегда возможный так же, как и демократия, и аристократия. Раз демократический принцип смог воскреснуть в конце XVIII века, но в совершенно других формах, нежели они были в античной и рабовладельческой Греции, то почему мы отказываем в этом монархическом принципу?

Монархия Константина Великого или нашего Святого равноапостольного Владимира была отлична от Монархии Ивана Калиты, а та, в свою очередь, от Монархии Царя Алексея Михайловича и от Монархии Императора Александра III. Старое имперское вино всякий раз вливается в новые меха современных форм государствования. Первый Рим начинал с Монархии, прошел через республику и стал Империей. О Древней Греции можно сказать то же самое, имея в виду Македонскую Монархию.

Я не поклонник «философских штудий» Владимира Соловьева, но определение монархической власти как «диктатуры совести» им выдвинутое мне глубоко симпатично. Монархия как «диктатура совести неизменная в своих нравственных основах» более близка и понятна нашему народу, чем «диктатура безличного и все время изменяемого закона». Здесь возможно играет роль тысячелетнее русское предпочтение Благодати перед Законом высказанное еще первым митрополитом из русских Илларионом (в XI столетии)…

Власть Самодержавная никогда не была чисто юридически созданной властью, ее генезис глубоко связан с историческим путем самой России, в котором она играла волевую, направляющую роль. Именно Самодержавие явилось насадителем Св. Православия на некогда многобожно-языческой Руси, создало из междоусобствующих княжеских земель мощнейшую Русскую Империю, сплотило разрозненные славянские племена в единую русскую нацию, успешно охраняло на протяжении тысячи лет наш православный мир от внешних и внутренних посягательств на него, взрастило все, что современное общество называет наукой и культурой.

Власть Самодержавная, выступая как положительный фактор на протяжении всей русской истории, входит в состав базовых идей нашей цивилизации, в ее генетический код. Самодержавие не может уйти из русского мира без патологии его организма. На Самодержавии лежало множество важнейших государствообразующих и социальноохраняющих функций, возводимых им на уровень нравственного императива. «Все сложности, — писал Л.А. Тихомиров в 1905 году, — борьба социальных элементов, племен, идей, появившаяся в современной России, не только не упраздняют самодержавия, а напротив – требуют его.

Чем сложнее внутренние отношения и споры в Империи, среди ее семидесяти племен, множества вер и неверия, борьбы экономических, классовых и всяких прочих интересов, – тем необходимее выдвигается единоличная власть, которая подходит к решению этих споров с точки зрения этической. По самой природе социального мира лишь этическое начало может быть признано одинаково всеми как высшее. Люди не уступают своего интереса чужому, но принуждены умолкать перед требованием этического начала».

Это религиозно-политическое предпочтение, выказываемое Самодержавием началу нравственному, собственно, и есть то реальное самоограничение при юридической неограниченности Верховной власти. Самодержавие – как нравственно ценный государственный институт, содействует как нравственному росту общества, так и росту его материального благосостояния.

Идеал Самодержавия возрос в России не в безвоздушном пространстве, а в среде исторического русского народа, посему принцип этот на нашей почве впитал многое из самобытной народной психологии. Преданность Самодержавию была для многих синонимом преданности высшим интересам нации. Это положение совершенно неизбежно в таком огромном государстве, как Россия, поскольку для его скрепы, кроме православной веры, наследственного и неограниченного Самодержавия, необходимо еще и господство, преобладание какого-нибудь одного народа, наиболее потрудившегося на поприще укрепления государства. Такой народ должен почитаться государствообразующим, и Монарх не имеет возможности игнорировать фактическое положение вещей, почему неизбежно вводит в жизнь государства направляющий «дух нации», как некую общую силу, единящую государственность.

Современная эффективная Верховная власть в России должна быть персонифицированной, сильной, концентрированной, авторитетной и требующей к себе уважения. А для таких великих дел, как возрождение России, – нужна Великая Власть. И опорой для этой власти должна стать нравственная поддержка нации того, кто взвалит на себя тяжесть несения ответственности за Россию.

«Идея Самодержавия, — писал один русский консерватор начала XX века профессор В.Д. Катков, — не есть какая-то архаическая идея, обреченная на гибель с ростом просвещения и потребности в индивидуальной свободе. Это вечная и универсальная идея, теряющая свою силу над умами при… стечении обстоятельств и просыпающаяся с новою силою там, где опасности ставят на карту самое политическое бытие народа. Это героическое лекарство, даваемое больному политическому организму, не утратившему еще жизнеспособности…».

Если Россия хочет укрепить свою жизнеспособность, то должна решиться на это героическое лекарство.

Михаил Смолин,
начальник Центра
гуманитарных исследований
РИСИ, кандидат
исторических наук

Корреспондент: Rusway
16 Комментариев

Казаки и власть

vlikazakВзаимоотношения казаков с властью всегда были непростыми. Это показывает вся история нашей страны с XV века и доныне. Казаки не только собирали страну, но и трясли ее восстаниями и мятежами, когда власть залеживалась. Трясли, чтобы не было пролежней и чиновничьего беспредела при царских дворах. Казаки Россию чувствуют пульсом, не ушами–очами или другими служебными местами, а именно пульсом. Как мать собственное дитя. «Россия создана казаками», — эти слова Льва Толстого не просто предмет гордости, но и признание того, что мы несем природную ответственность за ее жизнь и судьбу. Именно природную, а не служебную, вроде как «по контракту».

Как срубленное под корень дерево со здоровым корнем дает мощные молодые побеги, так взволновался, всколыхнулся казачий народ в конце 80-х годов прошлого века. Повсеместно создавались казачьи общины, стекались они в войска – Донское, Терское, Кубанское, Оренбургское… Регистрировались в органах юстиции в рамках Федерального Закона об общественных организациях.

Но, видимо, возрождение этой молодой поросли, которое не вписывалось в сценарий американской революции под названием «перестройка», явно диссонируя целям и задачам по разрушению России, встревожила госдеп США, и Конгресс вынес решение о том, что возрождающееся казачество является угрозой национальным интересам Соединенных Штатов. Долго или коротко, но 1995 году была подготовлена дублирующая формула влияния на процесс казачьего возрождения. Созрела она в недрах президентской администрации и курировалась Советом Безопасности, в частности, заместителем секретаря Борисом Березовским. Озвучил ее Сергей Донцов, представитель ельцинской администрации (ныне вип-чиновник Пенсионного фонда РФ) в Доме офицеров училища связи города Новочеркасска.

Каковой была на тот момент ельцинская администрация, известно всем. Памятен один сюжет – телеинтервью подвыпившего президента Ельцина у трапа самолета, вылетающего в США. На вопрос о цели визита, Ельцин, среди общих фраз, роняет: «Получить разрешение на запуск спутника связи». Во как! В орду за ярлыками.

Вот на таком фоне появилось «реестровое» войско. В полнейшем юридическом вакууме. Не было ни закона о казачестве и казачьей службе, ни положений, ни оснований, ни постановлений правительства, лишь указ Президента. Позже под него подогнали какой-то на полутора страницах закон, разработанный депутатом Госдумы Гробенюком, председателем рыбколхоза, не казаком, но верным слугой чубовской администрации (товарищ Чуб – глава администрации Ростовской области при Ельцине). Помню опущенные глаза Виктора Ратиева на том позорном круге, понимающего, что «сдает» казачьи интересы. Помню первого реестрового атамана Вячеслава Хижнякова, бодро подставляющего спину под казачьих нагайку. Жуткий спектакль! Станиславский бы сказал – не верю! И правильно бы сделал. Вскоре Хижняков нарушая все табели о рангах, положения о госслужбе, из главы районной администрации становится сенатором. Еще бы, такая услуга дяде Сэму. По боку карьерные условности – в сенат и все тут. Зато законно избранного Кругом города Новочеркасска атамана Геннадия Недвигина, заявившего об объединении в одно войско «реестровых» и «общественных» казаков, – в могилу. Такая же участь чуть позже постигла и Владимира Наумова, товарища атамана «общественного» Союза казаков России, казачьего полковника, офицера ГРУ ГШ, выступавшего за создание единого казачьего войска.

Высока плата за правду. Так, впрочем, было всегда. Служение Истине всегда было смертельно опасным делом. Тут уже ничего не попишешь – таковы условия воспитания душ. Но не будем отвлекаться. Итак, по существу.

Сегодня юридический порядок восстановлен. Неплохие в целом законы о государственной казачьей службе.

Благоразумно преумножается образовательная база казачества. Вот сегодня высококлассное кадетское образование дополняется вузовским. Конференция, прошедшая 15 февраля 2012 года и посвященная присвоению Московскому государственному университету технологий и управления (МГУТУ) им. К. Г. Разумовского статуса казачьего высшего учебного заведения организовано по инициативе Синодального комитета по взаимодействию с казачеством (председатель комитета епископ Ставропольский и Невиномысский Кирилл). Председательствующий на конференции Александр Беглов, заместитель руководителя администрации президента Российской Федерации, председатель Совета при Президенте по делам казачества, озвучил ряд очень достойных положений по совершенствованию механизмов взаимодействия власти и казачества. Вне всякого сомнения, положение о возникновении казачьего рода, подлежащего церковной регистрации и воинский учет казаков в военкоматах РФ, полезны. Хорошо бы последнее подкрепить еще и социальными гарантиями, соответствующими военнослужащим
Вне всякого сомнения, правильны и требования владыки Кирилла жить казакам и их семьям церковной жизнью, находиться в состоянии литургического служения (литургия с греческого – общее делание). Предчувствую ворчание родовитых казаков (особенно по первому пункту), к коим сам отношусь, но согласитесь, необходимо учитывать реалии настоящего времени. К тому же бесспорно, что лучшие свои качества казачество проявило именно в лоне Православия, на службе Православному Царству. Понятное дело, весело и за «зипунами» ходить, и княжон басурманских воровать (идоси руки чешутся), но, как говорят на Дону, «что малому — забава, то зрелому – грех».

Все в резолюциях конференции хорошо, лишь одно печалит. Во всех этих проектах нет места «общественному» казачеству. «Гражданин, хозяин, воин» — так называется статья Александра Беглова. К кому она обращена? По всей вероятности, ко всем казакам. Но судя по отчужденности всех документов конференции в отношении к «общественникам», последние оказались «вне закона». Хитро! Без нарушения какого-либо федерального закона, «общественники» введены, как бы, в статус лиц второго сорта, без вины виноватые, которым не нужна система высшего образования. Но не вина «общественных», что в государстве на момент казачьей самоорганизации не было законов, регламентирующих государственную службу казаков. Да, что греха таить, казаки и сегодня не очень-то нужны власти. Она бы о них и не вспомнила, если бы не «общественное» движение возрождения, а раз уж возродились, их надо возглавить, чтоб еще чего не натворили.

Конечно, можно просто не обращать внимания на это поле современного развития России. Но это поле может легко стать полем боя. И уж слышны голоса, прямо скажем, негодяев, порой даже из властных структур, о необходимости срывать погоны и знаки отличия с «общественников» силами «реестровых» казаков. Какая знакомая до боли история! В 1918 году Лев Троцкий в станице Каменской декретно расколол казаков на белых и красных (чем не Новочеркасск 1995-го?). И понеслось… Ради какой-то марксистской идеи, о которой сегодня уже никто и не помнит, братья казаки избили друг друга в смерть. Дон был красен от крови. Сотни тысяч убиенных, миллионы умерщвленных в лагерях. Боже! Ради чего? Для чего же это сегодня повторять снова и в чем новая марксистская идея?

Но казак не перестает быть казаком, реестровый он или общественный. Как могу я, потомственный казак, подойти к Владимиру Шубину, донскому казаку, брату Александра Шубина, заместителя командира АПЛ «Курск», с которым я учился в одной школе, и сказать: «Ты брат, не казак, сымай погоны».

Выходит, по всем совмещенным параметрам реестрово-общественная концепция убийственна по сути для всего казачьего возрождения. Это еще раз говорит о необходимости созыва Большого объединительного круга, проведение которого должны поддерживать все разумные атаманы и казаки. Негоже поджимать хвосты перед посулами власти и щериться друг на друга. Думаете, власть всего этого не понимает? Там дураков нет! Поэтому и к нам, казакам, у нее отношение, соответствующее нашему поведению.

А как все казаки в начале нулевых чаяли о созыве Большого объединительного круга, который бы положил начало созданию Российского государственного единого резервного казачьего войска (или Резервной казачьей армии) и положило бы конец всем разделениям и спорам. Механизмы юридического закрепления такого нового и благородного образования не сложны (по моим консультациям с РАЮН РФ). Нужна лишь политическая воля. Не думаю, что руководство страны и главный чиновник в администрации президента по делам казачества не понимают необходимости сделать этот шаг. Несостоятельна мысль о том, что все «общественные» побросают в печь свои погоны и побегут задрав штаны в «реестр», соблазненные посулами больших грошей. Эти заячьи прыжки вообще не присуще казачьему духу. А если завтра кто из адептов госдепа США или ЕС придумают еще какое-нибудь «лунное казачьего войско»? Опять бечь на поклон? А служить-то когда? К тому же, само название «реестровое войско», как известно, дано было казачьим отрядам, служившим польскому королю. А ляхи, известное дело, нам не товарищи, да еще умучили нашего святого Патриарха Гермогена, по преданию, донского казака.

Конечно, хотелось бы, преклонить голову православному Государю, это и символично, и верно. Но где взять? Не случайно первый государственный статус «Всевеликое войско Донское» вышел из-под руки первого благословенного по полному церковному чину русского православного Царя Иоанна Васильевича Грозного.

Кстати, и это очень важно, при освящении знамен 11-и казачьих (реестровых) войск России в Успенском соборе Кремля 16 июля 2011 года в праздник перенесения мощей свт. Филиппа Патриарх Кирилл допустил одну неточность (по неведению конечно), сказав, что святителя умертвили по приказу царя Иоанна Грозного. Ни историческая наука, ни архивы этого не подтверждают, но, наоборот, на Соборе 1666 года окончательно проявилась клевета на святого благоверного Царя Иоанна Грозного. К тому же был раскрыт тайный сговор архиереев против святителя Филиппа на Освященном Соборе 4 ноября 1568 года, на котором царь был введен в заблуждение. Но в сентябре 1569 года, при инициированном царем расследовании, он, разобравшись в клевете, «всех пособников умерщвления митрополита Филиппа» подверг наказанию (Карамзин Н. М., стр. 610).К сожалению, освятить знамена Союза казаков России власть не посчитала нужным. Пригласила лишь атамана СКР Задорожного П. Ф. в качестве стороннего наблюдателя, что, конечно, для члена президентского Совета по делам казачества выглядит издевательски.

Но вернемся в наше время. Что же мотивирует власть относиться с таким пренебрежением к «общественным» казачьим формированиям? Неприятный осадок остается и от решения организовать в составе реестровых войск еще одни общественные казачьи подразделения из казаков, вышедших в запас, т. е. после 65-летнего возраста, а также из казаков, по тем или иным причинам не пригодным к строевой службе. Появятся этакие «реестровые общественники», что окончательно запутает клубок противоречий. Лукаво это все и от того противно. Такие ребусы лишь доказывают, что у власти нет стремления с уважением относиться к разделенному в смутные времена казачьему народу. Как бы это неприветливо не звучало, но это так. Без вины виноватые «общественники» будут дискриминированы и в дальнейшем. Но за что? За то, что стали самоорганизовываться не по свистку с Запада? Или в общественных рядах состоят неполноценные люди – наркоматы, пьяницы, уголовники? Если таковые и есть, то они-то первые перебегут в реестр по причине денежных перспектив, которых, кстати, за 17 лет образования «реестра» так никто и не видел. Одни обещания.

Изумление вызывает еще тот факт, что «общественных казаков», зарегистрированных в органах юстиции, в 10 раз больше чем во всех 11 реестровых войсках. Дюже что-то не бегут в «реестр». Именно по причине того, что есть среди «общественных» добрые казаки и верные атаманы.

Вообще, вся тенденция, направленная на конфронтацию «реестра» с «общественниками», призвана лишь к одному – ослабить интерес к казачеству вообще. Цель создания «реестра» почти достигнута.

Либо, власть показывает свой норов – додавим мол, всех сгоним в «реестр», никуда не денутся – рычагов административного воздействия предостаточно, либо, это скрытое стремление не допустить образования мощнейшего механизма возрождения России. 700 тысяч худо-бедно проконтролировать можно, а 7 млн. уже сложней. Нет-нет, все это ошибки.

Избитое, израненное, но не сломленное племя, не утратившее свою природную гордость и достоинство, благодаря чему прославило себя и Россию, готово служить Родине верой и правдой, но нуждается в дельном доверительном диалоге, а не в диктате, который, ни верности, ни самоотверженности не обещает.

А вот еще один непонятный ход власти. Власть ни за что (по закону стаи) своих не сдает. Яркий пример – Виктор Водолацкий. Как сказочное непотопляемое вещество вновь и вновь всплывает на официальных форумах, совещаниях и советах в качестве реестрового атамана Всевеликого войска Донского. Полнейшее глумление над Уставом ВКО ВВД и над «реестром» в целом. Дело в том, что 03 мая 2008 года большинством голосов (121-1) Внеочередной Большой круг КО «Азовский юрт» вывел Водолацкого из казачьей станицы с формулировкой: «За многолетнюю антиказачью политику, в том числе и проявление большевизма, фашизма и коррупции по отношении к казакам станицы».

Дальше больше – Водолацкий «засудил» на 3 года по 282 статье, вместе с работником ростовской синагоги Рубином и Левшицем, донского казака, редактора местной газеты «Приазовский край» за публикацию статьи о связях Водолацкого с хасидами (газета «Русский Вестник», № 20, 2011 г.). В 19 номере, за 22 мая 2008 года, вышла статья главного редактора газеты «Приазовский край», «Свой, среди чужих, чужой среди своих». Статья о подвигах тайных агентов Запада. Презирая федеральное законодательство (ФЗ № 101 от 31.05.2011 г.), лишающее права Водолацкого быть атаманом, власть подставляет себя под удар. (Впрочем, какой там удар у бесправных бедолаг. Грустно.) Впечатление такое, что Водолацкий кому-то нужен для раскола. Вот, уже в Волгограде 21 января 2012 года казаки вышли из «реестра», мотивируя свои решения антиказачьей политикой атамана. Да и кто будет служить в войске, управляемом синагогой? «Хай себе живуть, шалава с ними». Но причем Важно отметить, что Ростовский суд не нашел каких-либо признаков клеветы или нарушения Закона о средствах массовой информации в статье главного редактора газеты «Приазовский край» Кучкова Василия Петровича. Следовательно, была изложена правда, которая, оказывается, «разжигает». Но кого и что она разжигает? Правда ведь никогда и не угасала. «Будьте верны святому Православию», — наставлял святой Патриарх Гермоген, и, посылая грамоты ополчению Минина и Пожарского, разжигал ненависть к захватчикам. Вообще, к слову сказать, эта пресловутая «282-я» уже давно именуется в народных устах троцкистской статьей «за любовь к Родине». Сочинителям этой статьи и гонителям невдомек, что они сами разжигают ненависть к себе даже большую, чем этого заслуживают. Не «разжигаются» же хохлы, чукчи, чухонцы, а вот троцкисты «разжигаются».

здесь казачество? Важно отметить, что Ростовский суд не нашел каких-либо признаков клеветы или нарушения Закона о средствах массовой информации в статье главного редактора газеты «Приазовский край» Кучкова Василия Петровича. Следовательно, была изложена правда, которая, оказывается, «разжигает». Но кого и что она разжигает? Правда ведь никогда и не угасала. «Будьте верны святому Православию», — наставлял святой Патриарх Гермоген, и, посылая грамоты ополчению Минина и Пожарского, разжигал ненависть к захватчикам. Вообще, к слову сказать, эта пресловутая «282-я» уже давно именуется в народных устах троцкистской статьей «за любовь к Родине». Сочинителям этой статьи и гонителям невдомек, что они сами разжигают ненависть к себе даже большую, чем этого заслуживают. Не «разжигаются» же хохлы, чукчи, чухонцы, а вот троцкисты «разжигаются».

Итак, в Волгограде создана новая общественная казачья организация. И это только начало. Складывается впечатление, что такое положение дел устраивает власть. Посудите сами, весь казачий Дон знает не только о хасидских похождениях Виктора Петровича, но и о других далеко не благовидных делах, порочащих имя атамана.

Из всего произошедшего можно сделать вывод, что Водолацкий никогда не был православным человеком, в противном случае он бы принимал за неоспоримую норму евангельское правило, привлекать в случае неразрешимых споров православных священников. Водолацкий выбрал синагогу. Не думаю, что Совет стариков, к которому должен был обратиться атаман, одобрил бы такую позицию. Вообще, шутовскую демонстрацию «ревностных христиан» человеческая цивилизация уже наблюдала, когда в средние века иудеи Испании декларировали христианскую жизнь ради политических и финансовых выгод, оставаясь при этом прихожанами синагоги. С этого, кстати, началась святая инквизиция.

А вот уже признаки более серьезного преступления. Призыв к сепаратизму. Ныне стало проясняться, для какой цели и кто спровоцировал казаков во главе с атаманом Водолацким вернуться к идее создания «Казакии», и это вроде как «безобидное» мероприятие приурочили к переписи населения РФ 2002 года. На круге Всевеликого войска Донского казаки приняли решение обратиться к правительству РФ и в Госкомстат с просьбой об официальном утверждении цифрового обозначения (кода) казаков, в переписных листах предстоящей всероссийской переписи населения в графе национальность указывать «казак». «Казаки считают себя природою не от московских людей», — говорили выступающие на круге. А атаман войска Виктор Водолацкий подчеркнул, что такой большой победы казачеству удалось добиться впервые с царских времен. «Мы считаем крайним недоразумением тот факт, что в списке 182-х национальностей, населяющих сегодня Россию, нет казаков. Ведь казаки — это один из восточнославянских народов, имеющий особенный физический и духовный облик. Казаки отличаются соборностью, отвагой, взаимовыручкой. Мы твердо уверены, что казак — это национальность». Каково стелет, а? Также Водолацкий честно признается, что будет совсем не против, если в казаки станут записываться, к примеру, армяне, обильно населяющие Ростовскую область. Более того, Всевеликое войско Донское намерено развернуть масштабную агитационную кампанию с призывом к жителям Ростовской, Волгоградской и Воронежской областей обязательно указывать в 7-й графе переписных листов свою «казачью национальность», подлинность которой атаман Водолацкий заранее обещает не проверять. И в результате последняя перепись населения в Ростовской области показала, что около 100 тысяч человек причисляют себя именно к «казачьему народу».

Короче говоря, тему возрождения Казакии стали поднимать не во благо казачьего рода и даже не ради денег, которые хотели вытащить из бюджета под отдельное федеральное образование. Новоиспеченные троцкисты одержимы идей расчленения России, предварительно отделив Дон, как заготовку под Хазарию.

Однако, сейчас появилась целая наука, выросшая из популяционной генетики, — ДНК-генеалогия. И теперь, благодаря ей, открывается масса интереснейших исторических сведений о движении народов, об их происхождении и родстве. В журнале «The American Journal of Human Genetics» была опубликована статья российских ученых «Two Sources of the Russian Patrilineal Heritage in Their Eurasian Context», где, в частности, были исследованы кубанские казаки. В результате исследования выяснилось, что 47% казаков принадлежат к «русской восточно-славянской» гаплогруппе R1a1, 16% — к «южно-славянской» или «балканской» гаплогруппе I2a, 4% — к «средиземноморской» и «неолитической» гаплогруппе J2 и E1b1b1 и около 1% — к «скифо-сарматской» гаплогруппе G2a, а порядка 6% — к «финно-угорской» гаплогруппе N1c1. Эти изыскания доказывают, что основная часть «казачьего народа» — с русской кровью! Поэтому, как бы ни старались иные лукавцы выделить казаков в отдельный этнос, с наукой не поспоришь!

Можно с уверенностью сказать, что казаки – это русский воинский род.

Странная вообще история с этим нацказачеством. Я, потомственный родовой казак, хутора Арпачин Манычской станицы, не отделяю себя от русского народа, а вот азовский мещанин (по происхождению) Водолацкий рвется в особый какой-то народ и путает других казаков.

В социологии, в разделе Этнопсихология, которая сама по себе считается междисциплинарной наукой, есть положение, определяющее стремление интродуктивных народов сближаться с коренными народами, используя наследственные инстинкты последних для достижения целей инфильтрации. «Я свой, я свой!» — вот так, что называется из «кожи вон», выглядит такое стремление. «Свой, аки волк кривой», — гласит донская поговорка. Здесь, лукаво используется в гипертрофированном виде традиционная в казачьей среде формула идентификации «казак – иногородний». Но следует заметить, что русских казаки никогда не считали инородцами! Здесь, скорее элемент того высокомерия, который присущ воинскому духу по отношению к гражданскому люду. Кто служил, тот знает, какое отношение и ныне существует в армейской среде к «профсоюзам». Казаки – это русский воинский род, а иногородние, в большинстве своем – это мещане, ремесленники, торговцы и прочие.

Инородцев же величали басурманами, сарацинами, нехристями либо христопродавцами (последнее имеет историческое оправдание даже для некоторых мещан и торговцев).

В социологии внушение новых идей подразумевает развитие перемен. Нетрудно понять, в данном случае, какие цели преследуются. Конечно же, сепаратизм. «Казакия» в своей изначальной идее, в 1918 году, направлена была на отделение Дона от Совдепа, от сатанинской идеологии отрицания Христа. Но, сегодня-то все наоборот. Чувствуете, куда двигается Казакия? В какое же тогда мутное болото зовет атаман донцов? И как странно рабочие карты будущей Казакии похожи на карту Хазарского каганата до его разгрома Святославом Храбрым, прародителем запорожских сечевиков. А если учитывать хасидский альянс атамана и наполнение им войска по принципу «да здравствует, кто попало», то интернациональное население и, главное, система управления Хазарии и Казакии удивительным образом совпадают.

Можно спросить, почему так много внимания уделяется Водолацкому? К сожалению, он является сегодня точкой преломления лучей связующих власть с казаками. За всю многовековую историю казачества не было ни одного случая, чтобы кто-либо из атаманов прибегал к помощи синагоги или мечети для расправы над казаками. Это не смываемый позор. А стремление к сепаратизму – государственное преступление, направленное на развал страны. Отколется Дон, а там и Кубань может поставить вопрос, Сибирское войско, Забайкальское, Оренбургское… Нельзя допустить, чтобы то, что создал Ермак, угробил бы Водолацкий.

Но власть, вопреки общеказачьему мнению, нарушая собственное, власти, законодательство, оставляет Водолацкого в прежнем статусе. Зачем? А чтобы происходили и далее расколы, ведущие к разрушению войска. Вот цель! Только иуды могут служить в войске, в котором атаман для расправы над казаком выбирает синагогу, которая, по сути, отрицает Христа. В таком случае, «православность» атамана – лишь декорация каббалы. «Скажи, кто твой друг – и мы узнаем, кто ты сам».

Все это, скрытое, по сути, хорошо продуманное вредительство. Необходимо довести до сведения Президента и Премьера об угрозе полной дискредитации реестровой идеи. А может, так и должно быть. Ведь, весь «реестр» вышел не из казачьих низов как наилучший и органичный вид самоорганизации, а навязан сверху, рожден в недрах власти, которая была в то время непонятно кем представлена. «Подлейшие троцкистские 90-е», — так назвал это время Д. Рогозин на съезде Добровольческого движения в поддержку армии, флота и военно-промышленного комплекса. А злой корень, как известно, не дает доброго плода. Эта библейская формула работала и будет работать во все века. Да, власть меняется, но зачем же тащить старое дырявое ведро в новый дом. И в «реестре» и в общественных казачьих организациях есть много достойных людей. Но этого мало. Они должны быть едины и альтернативы этому нет.

Необходима новая форма организации войска, рожденная будущим Объединительным кругом казаков России, который упразднит все формы дискриминации по организационному признаку, уберет атаманов, запятнавших свое имя недостойными делами, упорядочит чинопроизводство, выберет единого Верховного атамана из первых лиц государства, оставив при этом все полезное, что выработано за сложные годы становления. Это все не сложно, была бы политическая воля на создание мощного единого государственного казачьего организма. И главная составляющая такого проекта уже есть. Все казаки хотят служить православному государству, даже казаки другой веры. Но кто-то мутит, хитро выкруживает свое, явно не желая появления организации, способной выполнять государственные задачи. Страшно, конечно, тому, кто не любит и боится сильной России. Им нужны, видимо, лишь разрозненные отряды овчарок, на коротком поводке, для травли представителей национальных меньшинств или взъерошенных юнцов с «Манежки». А если и приглашают казаков на митинги и шествия, то лишь для декорации (что называется, «для концерта»), на трибуну при этом не допускают. А ведь среди нас есть академики, профессора, преподаватели ведущих вузов страны, заслуженные деятели культуры, образованнейшие атаманы. Конечно, красивая форма, строгие лица, порядок рядов, делают свое дело, но стыдно быть лишь красивой ширмой чьих-то интересов, не имея возможности при этом отстаивать свои. Такая открытая форма пренебрежения к казакам недопустима.

В заключение, необходимо понимать, что ни время, ни события не смогут изменить формулу казачьей крови. Мы служили и будем служить России, как носительнице святого Православия, в каких бы тяготах ей не приходилось пребывать.

Плесецк 2010 год. День города Мирный, административного центра космодрома. Половина стартовых площадок космодрома (и это не секрет) – баллистические ракеты. Гуляю ли по городу или еду в поезде на стартовые площадки – всюду слышится донской говорок. Практически весь комсостав космодрома – выпускники Ростовского-на-Дону артиллерийского училища. Донцы. Мы служим России.

Слатина, Сербия 1999 год. Военный аэродром близ города Приштина (Косово-Метохия). Растерзанная Западом Сербия. Русский батальон отдельной миротворческой бригады ВДВ из городка Углевик (Босния-Герцеговина) совершает марш-бросок на 700 километров незаметно для спутников, висящих на орбитах, и войск НАТО, заставив содрогнуться всю военную армаду Запада. Я неделю с этим батальоном прожил прямо на взлетной полосе слатинского аэродрома в палатках. Более половины этих молчаливых ребят – казаки. Мы служим России.

2011 г. Глухой донской хутор, 200 километров от Ростова-на-Дону. Вдали от больших дорог. Асфальта нет. Куры гребут пыль хуторской улицы в поисках подходящих камешков. Престольный праздник в хуторском храме. Ильин день. После службы ждем батюшку. Столы под большим орехом накрыты белыми скатертями с незатейливым угощением с крестьянских садов и огородов. Подходит ко мне светловолосый человек в кубанской справе:

— Казак? — спрашивает.

— Казак, — отвечаю.

— Чьих будешь?

— Да, я не местный, — говорю. — На Москве служу.

— Да я и сам не местный. Я атаман Южно-Африканской республики.

«Ну, — думаю, — началось, а ведь еще и не выпивали».

Стоим, гутарим. Подходит другой, очень скромный человек в простенькой шведочке, под которой чувствуется сухое каменное тело.

— Здорово дневали? – спрашивает.

— Слава Богу! – отвечаем.

Познакомились. Скромный человек, узнав откуда мой собеседник, видимо, для проверки произнес какое-то слово на неведомом мне языке. Южно-африканский атаман ответил. И началась странная беседа, то ли на суахили, то ли на каком-то другом африканском языке. Вот так на маленьком донском хуторе встретились два казака, служивших на далеком континенте. Спецы.

Мы служим России. Всюду. Все эти люди ни «реестровые», ни «общественные» — они просто казаки. И так будет до скончания веков.

С. МАТВЕЕВ, донской казак

Корреспондент: Rusway
19 Комментариев

Иннокентий Гизель

Gizel Украинская историография продолжает удивлять своим фривольным подходом к историческим фактам. Например, Гоголя уже превратили в украинского писателя, а его произведения перевели на украинский язык и в таком виде заставляют украинских школьников их изучать.

Но Николай Васильевич, бывший, однако, по происхождению поляком, а по убеждению и зову души глубоко русским человеком, в крайнем случае, малороссом, но не украинцем, не последняя «жертва» тактики присваивания всему, что недостаточно охраняется, звания украинского. С недавних пор такой же участи подвергся архимандрит Киево-Печерской лавры Иннокентий Гизель (1600-1683).

Сам Гизель был родом из Пруссии. Судя по фамилии, скорее всего, немец. К тому же, он принадлежал к реформаторской церкви. Ещё в молодые годы он попал в Киев, прикипел к этому русскому городу душой, и остался здесь жить, приняв православное крещение и уйдя в монастырь.

Промысел Божий сподобил Иннокентия познакомиться с выдающимся деятелем русского Православия Петром Могилою, который подметил способности молодого пруссака к наукам, и отправил его для обучения в Львовскую латинскую коллегию.

В наши дни мажорные детки, проучившись в заграничных вузах год-другой, частенько превращаются в западников, недолюбливающих Россию. Родина-де, их не оценила. Таких талантливых, гениальных, умопомрачительных! И они мстят Родине, эти низкие черви! Не таков был пруссак Гизель. Вернувшись из-за границы, он бросился ревностно защищать Православие в Малороссии в виду угрозы униатства и развязанной иезуитами подлой антиправославной пропаганды. Через время Гизель становится ректором Киево-Могилянской коллегии, а уже в 1656 г. – архимандритом Киево-Печерской лавры.

Находясь на этой должности, Иннокентий не только боролся за Православие, но и за единение Малой Руси с Русью Великой, т.е. Украины с Россией. Ему благоволил царь Алексей Михайлович, награждал его, несмотря на то, что иногда Гизель критиковал определённые политические шаги царской особы.

Видя страдание малороссов под польским ярмом, Гизель выступал против запорожских гетманов, бегавших на поклон то к туркам, то к полякам. Он был ярым сторонником единственной ориентации Киева – на Москву.

Политические взгляды Иннокентия можно охарактеризовать, как панрусские, ибо он был сторонником панрусизма, собирания Русской земли, смутой и вражьими происками разорванной, в единый кулак. Об этом упоминается в статье Олега Неменского «Панрусизм»: «В 1674 г. в Киеве издаётся книга «Синопсис» архимандрита Киево-Печерской лавры Иннокентия Гизеля, содержавшая освещение истории Руси с общерусских позиций и ставшая главным учебником русской истории почти на полтора столетия. Историческая схема Гизеля легла в основу русского историописания и во многом сформировала русскую идентичность в Новое время именно как общерусскую» .

Но в современной Украине Иннокентия Гизеля называют украинцем! И не его одного, как мы знаем. Даже наставник Гизеля, этнический молдаванин Пётр Могила, о котором писали, что он «самый русский из всех русских», тоже записан в украинцы! То есть, в XVII веке в Киеве сидели одни украинцы, и не было там малороссов – южной ветви русского народа.

Властная верхушка на Украине, с такой лёгкостью отрёкшаяся от своей русскости, никак, видимо, не хочет признавать, что пруссак Гизель, став русаком, от русскости никогда не отрекался. Так, в его «Синопсисе Киевском» читаем, что «Киев – это «преславный верховный и всего народа российского главный град», а народ этот – «русский, российский или славено-российский» един.

Возвращение Киева под государеву руку Гизель называет милостью Господней. Как писал российский историк Н. Милюков, «дух «Синопсиса» царит и в нашей историографии XVIII века, определяет вкусы и интересы читателей, служит исходною точкой для большинства исследователей, вызывает протесты со стороны наиболее серьёзных из них — одним словом, служит как бы основным фоном, на котором совершается развитие исторической науки прошлого столетия».

Ещё один известный русский историк, Василий Татищев, прямо указывал на «Синопсис» как на один из источников своих взглядов. «Синопсис» оказал влияние на научные взгляды Николая Карамзина, Сергея Соловьёва, Василия Ключевского.

Поэтому с концепциями «Синопсиса» как совместного наследия великорусской и малорусской элит позже, уже в начале ХХ в., боролись украинские националисты. Они, эти политические и интеллектуальные карлики, видимо, полагали, что им лучше знать, что было четыреста лет назад, чем современнику той эпохи Иннокентию Гизелю. Их принцип действий – «одним украинцем больше – значит, одним русским меньше». Этого же принципа придерживается и официальная украинская историография, упрямо именующая Иннокентия Гизеля, понятия не имевшего о том, кто такие украинцы, одним из них.

Корреспондент: Rusway
17 Комментариев

Valid XHTML 1.0 Transitional Яндекс.Метрика
Украина онлайн